28.06.2008
Публикации

Яхья ибн Махмуд Аль-Васити [Первая половина XIII века]

Аль-Васити, непревзойденный мастер багдадской школы живописи, известен как исполнитель уникального экземпляра рукописи плутовских новелл — Макам — арабского прозаика и поэта аль-Харири (1237, Париж, Национальная библиотека).

Макамы — так в X—XI веках стали называть сборники коротких новелл, изложенных рифмованной прозой, объединенных двумя постоянными персонажами — рассказчиком и хитроумным бродягой-плутом — в средневековом арабском мире были излюбленным литературным жанром горожан. Необычайную популярность приобрели Макамы Абу Мухаммеда аль-Касима аль-Харири (1054 — 1122), создавшего яркий, искрящийся остроумием образ главного героя своих пятидесяти макам — Абу Зайда из Серуджа, «обманщика и хитреца, любителя острого словца». Всегда нищий и всегда веселый поэт, философ и проповедник, неистощимый на выдумки и проделки, ловко меняющий профессии, обманывающий даже друзей, Абу Зайд к удивлению и радости рассказчика неожиданно появляется то в одном, то в другом месте, неустанно путешествуя по городам и весям необъятного мусульманского мира. Этот образ, став источником вдохновения многих мастеров книжной иллюстрации, послужил импульсом к развитию жанровой миниатюры, высшие достижения которой связаны с багдадской школой живописи и творчеством аль-Васити. В отличие от обычного изготовления рукописи совместными усилиями нескольких мастеров — писца, позолотчика, рисовальщика, живописца, аль-Васити один и переписал текст Макам аль-Харири, и разукрасил книгу миниатюрами. Под текстом он указал не только дату завершения работы — 634 хиджры (1237), но и свое полное имя. Это единственный источник биографических сведений о нем, из которого мы узнаем, что род художника происходил из города Васита (к югу от Багдада). Стиль миниатюр и характер почерка, которым написана книга, убеждают в том, что творческая жизнь аль-Васити была связана с Багдадом — столицей и крупнейшим культурным центром Халифата. Его цикл иллюстраций Макам как нельзя лучше характеризует особенности багдадской школы живописи на закате эпохи халифов династии Аббасидов (750—1258).

Литературное собрание в саду близ Багдада

Багдадская миниатюра первой трети XIII века по стилю напоминает росписи на иранской фарфоровидной керамике: композиции бесхитростны и просты, рисунок ясный и четкий, палитра составлена из нескольких тонко подобранных чистых несмешанных тонов. Наложению красок на бумагу, тщательно отполированную, предшествовало создание подготовительного рисунка, выполненного четкими красными и черными контурами; затем миниатюра прописывалась красками, волшебно преобразуясь в содружество линий и цветовых пятен, пронизанных музыкальным ритмом то спокойным, то нервным, то медлительно плавным, то бравурным. В аббасидских рукописях иллюстрации еще не отделены от текста, а органично вплетены в его канву, расцвечивая филигрань каллиграфических строк яркими живописными вставками. Помещенные на гладком кремовом фоне занимательные цветные картинки заполнены как бы игрушечными растениями, зданиями, фигурками людей и животных. Мусульманские художники в эту эпоху некоторые приемы (нанесение светлых красок поверх темных, размещение профильной фигуры в рамках прямоугольного поля, трактовку одежд драпировочными складками) заимствовали у византийских миниатюристов; нередко они украшали головы персонажей нимбами, явно используя их как декоративные мотивы.

Празднование окончания рамадана
Разговор близ деревни

Аль-Васити, не нарушая основ и целостности сложившегося стиля, сумел придать багдадской школе живописи истинно столичное великолепие. Его миниатюры пленяют красотой палитры, выразительностью жестов и поз персонажей, разнообразием композиций, неистощимой изобретательностью в создании массовых сцен, умением лаконично, но точно охарактеризовать место действия: мечеть, библиотеку, городскую площадь, базар, сад или кладбище, цветущий остров, пустыню или морскую пучину. Вслед за автором текста художник нередко меняет облик Абу Зайда, включая зрителя в игру поиска и радостного узнавания главного героя. Однако иллюстрации аль-Васити (как и миниатюры других списков Макам) не имеют прямого отношения к содержанию новелл. Оттолкнувшись от краткого описания события или места, художник выстраивает собственный сюжет, дополняя словесный рассказ самостоятельным живописным повествованием. Он насыщает миниатюру множеством деталей, придающих композиции, всегда развернутой в плоскости первого плана, глубину, предполагающую существование завуалированного внутреннего пространства. В результате, вполне достоверный мир жанровой сценки с реально воспринимаемыми действующими лицами наделяется скрытым смыслом, постижение которого требует интеллектуальных усилий.

Библиотека в Хульване в Иране

Миниатюры аль-Васити создают особый мир образов на грани почтительно представляемой реальности и насмешки над ней, поучительного назидания и забавы. Живописную ткань миниатюры художник строит по принципу арабески: от простого к сложному, повторением и наслоением подобных элементов. Его энергичный свободный рисунок кажется смелой импровизацией, но в действительности оказывается следствием продуманного до мельчайших деталей чертежа, основанного на прекрасном знании математики. Уравновешенность и гармоничность миниатюр аль-Васити отвечают представлениям мусульманского художника о красоте как проявлении соразмерности и гармонии божественного творения. В его жанровых сценках бесконфликтно сосуществуют грубость и благородство, уродливость и красота, неуклюжесть и грациозность, простонародность и аристократизм.

Караван паломников в Мекку

С завоеванием Багдада монголами в 1258 году и падением халифата Аббасидов слава багдадской школы живописи угасла; замечательные достижения аль-Васити в области жанровой миниатюры были безвозвратно утрачены, не получив должного развития в творчестве арабских художников последующих поколений.

Корабль, бороздящий Персидский залив
Проповедь Абу Зайда в иранском городе Рее
Татьяна Стародуб