28.06.2008
Публикации

Симоне Мартини [Ок. 1284 — 1344]

Современник Джотто и его антипод, Симоне Мартини был при жизни одним из самых прославленных мастеров Италии. Он работал не только в своем родном городе — Сиене, но и в Неаполе при дворе короля Роберта, пожаловавшего в 1317 году Мартини рыцарское звание, а также в Ассизи, Орвьето, Пизе. Последние пять лет жизни он провел в Авиньоне (Франция), где в это время находилась резиденция Папы римского. Симоне Мартини завоевал огромное признание среди своих современников. Тесная дружба связывала его с великим итальянским поэтом Франческо Петраркой, для которого Мартини украсил миниатюрой фронтиспис кодекса стихотворений древнеримского поэта Вергилия (Милан, Библиотека Амброзиана) и выполнил не дошедший до нас портрет возлюбленной поэта Лауры.

Уроженец консервативной Сиены, в живописи которой еще в начале XIV века сохранялись византийские традиции, Симоне Мартини был создателем нового для итальянцев утонченного стиля поздней готики, в которой утонченный спиритуализм органически переплетается со светским началом.

Маэста. 1315

Симоне Мартини — самый утонченный из европейских мастеров XIV века.

Наделенный поэтическим воображением и утонченным вкусом, он обладал даром остро чувствовать музыкальность линий, красоту чистого, эмалево-драгоценного цвета; в его работах нередко есть нечто от великолепия произведений прикладного искусства. Недаром его первая, сразу прославившая его большая работа — колоссальная фреска "Маэста", украсившая сиенскую ратушу (1315, Сиена, Палаццо Пубблико) — имитирует тканый ковер, обрамленный орнаментальным бордюром. В средневековой Европе многие европейские города считали своей покровительницей Деву Марию, ее имя носили городские соборы. Но в Сиене Мария считалась не только покровительницей, но и верховной правительницей Сиенской республики. Отсюда и особый тип многофигурной композиции "Маэста (Величание Богоматери)". У Симоне Мартини небесное видение, предстающее на фоне темной ультрамариновой синевы, поражает своим светским великолепием. Мадонна и Младенец облачены в драгоценные парчовые одеяния, их золотые нимбы и нимбы святых, украшенные рельефным растительным орнаментом, — это великолепные произведения искусства; на лицах Мадонны и Младенца, выделяющихся в толпе святых юношей и молодых женщин играет нежный румянец. Небесное видение предстает перед нами и как полная ослепительного великолепия придворная церемония, и как драгоценное произведение прикладного искусства.

История Святого Мартина. Отречение Святого Мартина от оружия. 1322–1326
История Святого Мартина. Сон Святого Мартина. 1322–1326

В еще большей мере светское начало проступает в сравнительно небольшом фресковом цикле "История Святого Мартина" (1322—1326, Ассизи, базилика Сан Франческо, Нижняя церковь, капелла Монтефьори), в создании которого участвовал помощник Мартини — Липпо Мемми. Эти росписи, относящиеся к самым гармоничным работам Мартини, немногословны и спокойны, мягка и гармонична красочная гамма, сочетания бледно-розовых, фисташковых, золотистых, бледно-желтых, голубых, приглушенных карминно-красных тонов. Сам Святой Мартин предстает в этих росписях в облике белокурого рыцаря с нежным юным лицом. В Отречении от оружия он мягким жестом отвергает повеление римского императора служить в его войсках.

Триптих из Кембриджа. Ок. 1320–1325

В алтарных картинах Симоне Мартини готическая стилистика сказывается в большей мере, чем в его росписях. В многостворчатых алтарях Мадонна и святые предстают на сияющем золотом фоне; их фигуры, очерченные плавными, круглящимися линиями, почти силуэтны, карминно-красные, небесно-голубые, золотистые тона их одеяний подобны драгоценным эмалям. Таков "Триптих из Кембриджа" с поясными изображениями архангела Михаила и Святых Амвросия и Августина (ок. 1320—1325, Кембридж, Музей Фитцуильям), в котором строгость живых, совсем не иконописных лиц святых сочетается с драгоценностью небесно-голубых, бледно-розовых, золотистых, карминно-красных тонов их одеяний.

Симоне Мартини, Липпо Мемми. Благовещение. 1333

В работах Симоне Мартини 1330-х годов нарастает утонченность, одухотворенность, эмоциональное начало. Такова одна из его самых совершенных и изысканных композиций — алтарь "Благовещение" (1333, Флоренция, Галерея Уффици). Хрупкие, почти бесплотные фигуры испуганно отшатнувшейся Марии, закутанной в темный синий плащ, и ангела в парчовом одеянии, только что остановившего свой стремительный полет, не только полна одухотворенности и грации. Они охвачены и более сильным, открытым порывом чувств, чем персонажи Мартини 1320-х годов. Это эмоциональное начало пронизывает взволнованное, одухотворенное лицо ангела, кроткое личико Марии, изощренную каллиграфию линий, легких, летящих и чеканно застывших, полных живого трепета и свивающихся в орнаментальные виньетки. Изысканности и одухотворенности полна и миниатюрная "Мадонна из Благовещения" (втор. пол. 1330-х, Санкт-Петербург, Государственный Эрмитаж).

Полиптих Орсини. Несение креста

Эмоциональное начало приобретает еще более открытый, драматический характер в так называемом "Полиптихе Орсини", состоящем из шести миниатюрных композиций, посвященных Страстям Христа, ныне разрозненных и находящихся в различных музеях Европы. В этом цикле господствуют драматическое начало, резкость движений, всплески эмоций, патетичность красочной гаммы с преобладанием красных тонов. Таково входящее в эту серию драматическое "Распятие" (середина 1330-х, Антверпен, Музей Конинклийк).

Последний период творчества Симоне Мартини связан с Авиньоном, куда он переселился около 1340 года. К сожалению, не сохранились росписи в Папском дворце в Авиньоне, выполненные Мартини; до нас дошли только фрагменты синопий — подфресковых рисунков, нанесенных на первый слой штукатурки.

Симоне Мартини оказал большое влияние на дальнейшее развитие сиенской школы XIV века. Еще более значительным было его влияние на готическую живопись Европы этого столетия.

Ирина Смирнова