30.06.2008
Публикации

Рогир ван дер Вейден [1399/1400 — 1464]

Первые навыки художественного ремесла Рогир ван дер Вейден получил, судя по всему, у своего отца, резчика по дереву. С 1427 года учился в своем родном городе Турне у Робера Кампена. В 1432 году был принят в гильдию живописцев Турне, позднее, с 1435 года, работал в Брюсселе, где завел большую мастерскую, выполнял самые разнообразные заказы и имел много учеников. В 1450 году предпринял путешествие в Италию. Итальянские мастера высоко оценили творчество Рогира, что подтверждается тем фактом, что для обучения к нему в Брюссель был послан живописец из Италии.

Рогир ван дер Вейден — художник следующего после Яна ван Эйка поколения. И хотя творчество старшего современника, несомненно, было известно Рогиру, в своих ранних произведениях он весьма отличен от него и своим эмоциональным строем, и пространственным решением картин. Многие из алтарных композиций художника изображают драматические эпизоды Священного Писания, в них преобладает трагическое восприятие жизни. Не свойствен его ранним работам и особый интерес к пространственной глубине картины. В них отчетливее видна связь со скульптурным пониманием пластических задач, что самым прямым образом сказывается на более частом обращении к монохромно-гризайльной живописной технике, имитирующей резьбу, а также на особенностях построения картинного пространства.

Снятие с креста. Ок. 1435

Рогир ван дер Вейден не датировал свои произведения, приблизительное время их создания определяется стилистическим анализом. Самой ранней из известных картин считается «Снятие с креста» (ок. 1435, Мадрид, Прадо) — центральная часть не сохранившегося полностью триптиха. Действие развертывается в ограниченном золотым фоном неглубоком пространстве переднего плана, уподобляясь барельефу. Художник стремится подчеркнуть страстную взволнованность лиц, окружающих безжизненное тело Христа. Богоматерь бессильно опускается без чувств, ее бросается поддержать Иоанн. Мария Магдалина сломлена горем, что почти буквально выражает ее согбенная фигура и сжатые в отчаянии руки. Более сдержанны в своем горе величественные старцы, поддерживающие Спасителя. Среди ярких, чувственно осязаемых цветовых пятен одежд свидетелей события, обнаженное тело Христа с бессильно повисшими руками и головой излучает неземной свет, приковывая к себе внимание зрителя. Манеру Рогира отличает здесь любовь к четкой выразительной контурной линии, играющей равноценную с колоритом роль.

Страшный суд. Ок. 1450

Своеобразной альтернативой восторженному прославлению мира в Гентском алтаре Яна ван Эйка воспринимается трагизм монументального полиптиха Рогира «Страшный суд» (ок. 1450, Бон, Бургундия, Капелла госпиталя). Поверхность земли здесь не цветущий сад, а голая безжизненная равнина, лишенная какой-либо растительности. Обнаженные люди, вызванные из земли трубными звуками Страшного Суда, в страхе и трепете ждут решения своей участи.

Мария Магдалина. Правая часть «Триптиха семейства Брак». 1450-е
Триптих семейства Брак. Центральная часть. 1450-е

Значительно меняется живописная манера и эмоциональный тонус произведений мастера после посещения им Италии. В его религиозных композициях возрастает пространственность, усиливается значение пейзажного фона. Художник чаще обращается к лирическим мотивам и образам Евангелия. Показательна в этом отношении правая створка небольшого «Триптиха семейства Брак» (1450-е, Париж, Лувр). На ней изображена полуфигура Марии Магдалины, сидящей на первом плане в спокойной позе. За ней расстилается широкий, уходящий далеко вглубь пейзаж с холмами и скалами, полями и перелесками. Ясности и чистоте женского облика соответствует тишина и спокойствие природы.

Алтарь Бладелена (Мидделбургский алтарь). До 1450
Алтарь Бладелена (Мидделбургский алтарь). До 1450
Алтарь Бладелена (Мидделбургский алтарь). До 1450
Поклонение волхвов. Центральная часть «Алтаря Святой Коломбы». Ок. 1460

Одним из любимых сюжетов Священного Писания становится у Рогира в 1450-е годы поклонение младенцу Христу. В «Алтаре Бладелена» (Мидделбургский алтарь; Берлин, Государственные музеи) коленопреклоненные Мария и Иосиф и заказчик картины Питер Бладелен умиленно взирают на обнаженное тельце Младенца. В центральной части большого триптиха, известного под названием «Алтарь Святой Коломбы» (ок. 1460, Мюнхен, Старая пинакотека), показано Поклонение волхвов. Сцена не обладает пространственной глубиной, хотя на дальнем плане заботливо изображен городской пейзаж. Все внимание художника обращено на несущих дары волхвов, одетых в роскошные, современные художнику одежды. Особенно эффектен крайний справа, в котором видят портретные черты Карла Смелого, герцога Бургундии. Его почти скульптурно вылепленная голова резко выделяется на фоне каменной стены. Любовь к красоте и выразительности контурной линии, завершенной пластике жеста, свойственная Рогиру еще в ранних работах, сохраняется и здесь.

Религиозные композиции Рогира пользовались большим успехом. Об этом говорит множество исполненных в XV веке копий и повторений с его работ, дошедших до нашего времени. Такова находящаяся в петербургской Эрмитаже картина «Святой Лука, рисующий Мадонну». Помимо этого, известны еще три экземпляра этой композиции в музеях Бостона, Мюнхена и Брюгге. Предполагают, что в образе Святого Луки Рогир изобразил самого себя. Интересно также, что пейзаж и фигуры заднего плана очень близки тому, что мы видели в картине Яна ван Эйка Мадонна канцлера Ролена.

Портрет Франческо д’Эсте. Ок. 1460

Рогир ван дер Вейден известен и как портретист. Но если в портретах его старшего современника ван Эйка мы видели главным образом представителей бюргерского общества, то портретные работы Рогира ближе вкусам аристократии и чаще всего запечатлевают людей этого сословия. Таковы, например, Портрет Франческо д’Эсте (ок. 1460, Нью-Йорк, Музей Метрополитен), Портрет рыцаря ордена Золотого руна (ок. 1460, Брюссель, Королевские музеи изящных искусств), безымянные женские портреты. В их художественной концепции определенно сказывается желание выявить духовный и физический аристократизм личности. Показателен портрет Франческо д’Эсте. Новое для нидерландского портретного искусства — светлый фон, на котором особенно четко рисуются голова и плечи молодого человека. Шапка темных волос подчеркивает его силуэт, заостряет внимание на своеобразии худощавого горбоносого лица. Тонкие длинные пальцы изящным жестом держат кольцо и молоток — по-видимому, атрибут власти. Темную одежду оттеняет золотая цепь на шее и золотистая же кайма на воротнике и рукавах. Взор портретируемого направлен мимо зрителя, но это не просто погруженность в себя, как было у Эйка, а надменное желание стоять над окружающим миром.

Женский портрет

В женских портретах Рогира появляется новое для нидерландской портретной живописи стремление подчеркнуть изысканную красоту и изящество модели. Таковы близкие по решению портреты из Национальных галерей Лондона и Вашингтона. Созданные приблизительно в одно и то же время, в середине XV века (о чем свидетельствует сходство головных уборов), они являют нам несколько идеализированные облики молодых придворных красавиц. Тонко разработанная цветовая гамма, в которой большую роль играют различные оттенки белого, оживленные пятном красного, изумительное мастерство в передаче фактуры тканей, нежной, словно светящейся кожи лица, блеска золотых пряжек и перстней, делают эти произведения шедевром живописного творчества.

Лилия Алешина