03.07.2008
Публикации

Андреа дель Кастаньо (Ок. 1421 — 1457)

Биографические сведения о Кастаньо крайне скудны; по-видимому уже с двадцатилетнего возраста он работал как самостоятельный художник. В 1444 году Кастаньо вступил в гильдию флорентийских художников; вся его дальнейшая творческая жизнь была связана с Флоренцией, в окрестностях которой он родился и где умер во время эпидемии чумы, не дожив до сорокалетнего возраста.

Неизвестно, у кого учился Кастаньо. Уже в первых его работах трудно обнаружить прямое влияние кого-либо из работавших в это время во Флоренции живописцев. Между тем он наверняка прошел прекрасную школу, о чем свидетельствует мастерство рисовальщика, уверенное владение линией, формой, светотеневой моделировкой. Несомненно, на него, как и на его современников, большое влияние оказали работы Мазаччо. Но, по-видимому, еще большее влияние оказало на него творчество крупнейшего флорентийского скульптора XV века Донателло, что явственно сказывается в первом живописном цикле Кастаньо — росписях свода капеллы Сан Таразио (ок. 1442, Венеция, церковь Сан Дзаккария), изображающих Саваофа, четырех евангелистов, Иоанна Крестителя и Иоанна Богослова.

Распятие. 1445—1457

Уже в этой первой работе Кастаньо определились некоторые характерные черты его стиля — статуарное начало, отчетливая, несколько жесткая моделировка как бы изваянных рукой скульптора форм, их укрупненность и пластическая отчетливость, интенсивность цвета, суровое величие образов. Эти черты сохраняются и в его флорентийских работах, в особенности в полном драматического пафоса «Распятии» (ок. 1445—1457, Флоренция, Музей Ченаколо ди Сант Аполлония).

Тайная вечеря. 1445—1450

Талант декоратора, наделенного незаурядной фантазией и склонного к смелым, необычным и новым для итальянской живописи этого времени решениям, проявился в первой большой работе, выполненной Кастаньо во Флоренции — композиции, целиком заполняющей одну из торцовых стен бывшей трапезной монастыря Сант Аполлония. Найденное Кастаньо решение росписи этой стены очень эффектно и сложно. Нижнюю часть стены почти целиком заполняет величественная "Тайная вечеря" (1445—1450, Флоренция, Музей Ченаколо ди Сант Аполлония). Между этой композицией и углами стены остаются только узкие простенки, роспись которых имитирует кирпичную кладку. Подчеркнув таким образом плоскость стены, Кастаньо усилил иллюзию, что неглубокое нарядное помещение, в котором происходит последняя трапеза Христа и его учеников, как бы находится в нашем реальном пространстве. Отчетливость и резкость моделировки форм, интенсивность цветовой гаммы, в которой преобладают теплые тона, еще больше подчеркивают почти физическую реальность разыгрывающейся в непосредственной близости от зрителя сцены.

Ее земной характер подчеркивает и необычный интерьер, в котором происходит последняя трапеза — стены инкрустированы темно-красным и сероватым мрамором, орнаментальный узор покрывает потолок, справа и слева композицию замыкают позолоченные статуи сфинксов.

Примечательна и трактовка сцены "Тайной вечери". У его предшественников она обычно символизировала Евхаристию — обряд причастия, в котором хлеб и вино символизировали Кровь и Плоть Христову. Кастаньо, предвосхищая Леонардо да Винчи, выбирает драматический момент, когда Христос уже произнес: «Один из вас предаст меня», и апостолы недоуменно разводят руками, вопрошают друг друга, размышляют над смыслом сказанного, а мрачный чернобородый Иуда, уже не принадлежащий их братству, одиноко сидит по другую сторону стола.

«Заземленности» Тайной вечери, почти вторгающейся в реальное пространство, противопоставлена роспись верхней части стены, где в недосягаемой для нас высоте, некоем горнем мире, на фоне голубизны неба и парящих в нем ангелов как некие видения зрителю являются три последних эпизода земной жизни Христа — "Распятие", "Положение во гроб" и "Воскресение". Эта часть росписи дошла до нас в полуразрушенном состоянии, кроме Воскресения, где облаченный в светлые одежды Христос предстает в облике прекрасного, напоминающего античных персонажей, безбородого юноши.

Одной из самых замечательных работ Кастаньо является цикл "Знаменитые люди" (ок. 1450—1451, Флоренция, Галерея Уффици), предназначавшийся для большого зала виллы Кардуччи в Леньяйя близ Флоренции. Изображенные на фоне неглубоких ниш фигуры разделялись покрытыми тонким узором резьбы иллюзорными мраморными пилястрами, на которые опирался великолепный иллюзорный карниз. В верхней части стены на фоне голубого неба обнаженные путти поддерживали тяжелые гирлянды. Все это должно было придавать залу несколько неожиданное для Кастаньо великолепие.

Сивилла Кумская. Ок. 1450—1451

Цикл Знаменитые люди включает трех прославленных женщин древности — Еву, царицу Томирис и сивиллу Кумскую, трех величайших поэтов и писателей Флоренции XIV века — Данте, Петрарку и Боккаччо, и трех флорентийских политиков и полководцев, современников Кастаньо. Все они предстают на фоне неглубоких прямоугольных ниш, иногда слегка преступая их пределы. Они подобны величественным статуям, что подчеркивает характерная для Кастаньо жесткость и скульптурная четкость моделировки форм. И в то же время они полны жизни, энергии, силы духа. Спокойно доказывает кому-то свою правоту прекрасная сивилла Кумская; необыкновенно импозантен Джованни Боккаччо в широком, белом, с голубыми тенями одеянии и красном каппуччо, горделиво демонстрирующий свой литературный труд; но самый эффектный из персонажей Кастаньо — военачальник Пиппо Спано (все — ок. 1450—1451, Флоренция, Галерея Уффици). Предстающий на фоне темно-красного мрамора ниши в своих драгоценных, отливающих серебристыми бликами, доспехах, он напоминает о статуях воителя — Святого Георгия. И в то же время в том, как он стоит, широко расставив ноги, держит в руках тяжелый, вынутый из ножен меч, резко поворачивает голову, есть не только уверенность, победоносность, но и некая острота, готовность к действию.

Пиппо Спано. 1445— 1457

Последняя работа Кастаньо, выполненная незадолго до его безвременной смерти, — колоссальная фресковая композиция "Конный памятник кондотьера Никколо да Толентино" (1456, Флоренция, собор Санта Мария дель Фьоре). Конный монумент, изображенный в фреске Кастаньо, предвосхищает своей динамикой и пластической энергией скульптурный монумент Коллеони работы Верроккьо.

Ирина Смирнова