04.07.2008
Публикации

Ханс Мемлинг (1433/1435 — 1494)

Немец по рождению, Ханс Мемлинг попал в Нидерланды в 1450-х годах; учился и работал в мастерской Рогира ван дер Вейдена в Брюсселе вплоть до смерти последнего, а в 1466 году перебрался в Брюгге, став вскоре самым почитаемым художником города.

Страшный суд. Триптих. 1466—1467

В творчестве Мемлинга сказывается воздействие уроков Рогира ван дер Вейдена с его любовью к гармонии звучных красочных пятен, к изысканной красоте силуэтной линии. Вместе с тем ученик превзошел учителя в разработке пространственных отношений, в умении воплотить в картине единство жизненной среды. Произведения Мемлинга полны лиризма, светлой поэзии и влюбленности в окружающий мир.

Поклонение волхвов. Ок. 1470

В одной из ранних работ — "Поклонении волхвов" (ок. 1470, Мадрид, Прадо) — есть определенная перекличка с произведением Рогира ван дер Вейдена на тот же сюжет — центральной частью Алтаря Святой Коломбы, однако есть и существенная разница: все действующие лица у Мемлинга словно замерли в своих нарочито демонстративных позах. В коленопреклоненном старце, благоговейно целующем ножку Младенца, исследователи видят Карла Смелого, в картине Рогира представленного в экспрессивном и остром ракурсе. Интересно заметить, что, пожалуй, впервые в истории нидерландской живописи одним из волхвов здесь оказывается негр. Его парчовое одеяние с белым подбоем эффектно контрастирует с черным цветом кожи.

Примерно в то же время исполнен так называемый "Триптих Донна" (Лондон, Национальная галерея). На центральной створке изображена Мадонна на троне, окруженная ангелами и святыми девами. Слева и справа — коленопреклоненный заказчик, английский дворянин Джон Донн, его жена и дочка. Сцена происходит в открытом портике, за колоннами которого простирается идиллический сельский пейзаж. Тишина и покой здесь даже еще больше, чем в предыдущем произведении, определяют состояние видимого мира. Как обычно у Мемлинга, в колорите картины превалируют цветовые аккорды красного.

Мистическое обручение Святой Екатерины (Алтарь двух Иоаннов). Левая часть. 1479
Мистическое обручение Святой Екатерины (Алтарь двух Иоаннов). Центральная часть. 1479
Мистическое обручение Святой Екатерины (Алтарь двух Иоаннов). Правая часть. 1479

Близок по композиции и внушительного размера триптих «Мистическое обручение Святой Екатерины» (или «Алтарь двух Иоаннов», 1479, Брюгге, Музей Мемлинга). Вновь главенствует образ Марии с Младенцем; последний надевает кольцо на палец Святой Екатерине Александрийской. Тут же присутствуют святые девы, ангелы, Иоанн Креститель и Иоанн Евангелист. Несмотря на композиционное сходство, каждая из картин пленяет неповторимой цветовой гармонией, радостной перекличкой чистых, звонких красок, грацией и изяществом удлиненных фигур, их спокойствием или плавным замедленным движением.

Сцены Страстей Христа

Произведения Мемлинга позднего периода обнаруживают поиски новых композиционных решений. Художник пытается отойти от прежней статичности групп, стараясь внести динамику в развитие сюжета, представить историю жизни своих героев как некое повествование. Так, в композициях "Семь радостей Марии" (1480, Мюнхен, Старая пинакотека) и "Сцены Страстей Христа" (Турин, Галерея Сабауда) мастер объединяет в одной картине множество эпизодов из жизни Мадонны и Христа.

Рака Святой Урсулы. 1489

Несколько по-иному решена повествовательная задача в росписи "Раки Святой Урсулы" (1489, Брюгге, Музей Мемлинга). Небольшой дубовый ковчежец в виде готической капеллы украшен композициями, рассказывающими о жизни и мученичестве святой. Маленькие по размеру сценки выполнены с подлинно ювелирной тонкостью. Следуя легенде, художник представляет Святую Урсулу в окружении многочисленных девушек, изящные стройные фигурки которых оживляют своим присутствием то стены каменных зданий, то палубу парусного корабля. Движения персонажей полны грации. Даже сцена мученической гибели святой и сопровождающих ее дев от стрел язычников не нарушает общего просветленного настроения, чему немало способствует гармония неярких цветовых пятен — голубых, розовато-красных, золотистых, спокойная ясность

пейзажного фона, чистое лазурное небо над всеми сценами.

Портрет Томмазо Портинари. Ок. 1470
Портрет Маддалены Барончелли, жены Томмазо Портинари. Ок. 1470

Значительное место в творчестве Мемлинга занимала портретная живопись. Для создания своих портретных образов художник в большинстве случаев использовал боковые створки триптихов, центральную часть которых занимало изображение Мадонны. До наших дней они дошли не целиком. Таковы портреты Томмазо Портинари и его супруги Марии Маддалены Барончелли (ок. 1470, Нью-Йорк, Музей Метрополитен). Нетрудно предположить, что они написаны в Брюгге: Портинари был главой филиала банка Медичи в этом городе. Возможно, это — брачный портрет, на пальцах молитвенно сложенных рук молодой четы отчетливо выписаны обручальные кольца.

Исполненный позже "Портрет молодого человека" из собрания Тиссен-Борнемиса (ок. 1485—1490) также был когда-то частью триптиха. На этот раз Мемлинг, желая усилить лирическое звучание образа, вводит в композицию пейзаж, видимый за колонной справа. Контрастом этой лирической ноте, ее своеобразным контрапунктом оказывается спокойное и бесстрастное лицо модели.

Диптих Мартина ван Ньювенхове. 1487
Диптих Мартина ван Ньювенхове. 1487

Мемлинг обращался и к новому для нидерландской живописи типу портретного произведения: двухстворчатому складню, на одной створке которого изображалась Мадонна, на другой же — портретируемый в молитвенном обращении к ней. Таков известный "Диптих Мартина ван Ньювенхове" (1487, Брюгге, Музей Мемлинга). В отличие от многих других подобных работ диптих сохранился полностью. Левая створка показывает Мадонну с Младенцем, на правой — молодой человек, представленный в трехчетвертном повороте, с благоговейно сложенными руками и устремленным на Мадонну взглядом. Интересно, что в круглом зеркале, расположенном за правым плечом Богоматери, можно видеть отражение обеих фигур. Пространство диптиха как бы удваивается: на общее, объединяющее изображенные фигуры, и на отдельное, в каждой створке свое. Вместе с тем помещая земной персонаж на отдельную створку, мастер словно стремится сообщить портрету и личности портретируемого самостоятельную значимость. Ту же цель преследует достаточно подробно выписанный интерьер и особенно пейзаж, видимый в обоих окнах комнаты. И лицо, и одежда модели переданы с исключительной предметной достоверностью. С особо изощренным искусством изображены переливы цвета его костюма. И все же, несмотря на молитвенную позу, сам облик юноши выглядит несколько прозаично, в его состоянии не ощущается внутренней взволнованности.

В целом творчество Мемлинга, синтезировавшее и отчасти развившее достижения предшественников и современников, порой пленяющее гармонией и изяществом своих образов, не таит в себе радикальных открытий.

Лилия Алешина