06.07.2008
Публикации

Доменико Гирландайо [Доменико ди Томмазо Бигорди] (1449 — 1494)

Гирландайо был одним из ведущих мастеров так называемой эпохи Лоренцо Великолепного, охватывающей последнюю треть XV века и названной так по имени одного из самых блестящих представителей правившего во Флоренции рода Медичи. Но, в отличие от своего современника Боттичелли, Гирландайо не был связан с плеядой поэтов и гуманистов, окружавших правителя Флоренции, его не привлекали античные образы, аллегории, утонченные философские идеи. Опытный монументалист, прекрасно владевший искусством компоновать большие многофигурные композиции, превосходный, наделенный тонкой наблюдательностью рассказчик, Гирландайо предстает в своих фресковых циклах как бытописатель и историк современной ему Флоренции. Он доносит до нас неповторимое очарование этой эпохи, воскрешает облик своих современников, дает нам почувствовать спокойный, неторопливый, полный достоинства ритм их жизни.

Тайная вечеря. 1470-е

Уже в 1470-х годах Гирландайо выполнил несколько фресковых циклов, принесших ему известность. Но временем расцвета его творчества является следующее десятилетие, когда Гирландайо получил ряд ответственных заказов и имел мастерскую со множеством учеников, среди которых в конце 1480-х годов появился юный Микеланджело.

Этот период открывает большая композиция «Призвание апостолов Петра и Андрея», выполненная на одной из стен Сикстинской капеллы, незадолго до этого сооруженной по приказу Папы Сикста IV в Ватиканском дворце в Риме. Участвовать в росписях Сикстинской капеллы были приглашены кроме Гирландайо другие видные художники этого времени, в том числе Боттичелли и Перуджино, и сам факт приглашения Гирландайо свидетельствует о том, что он считался одним из ведущих мастеров Италии.

«Призвание апостолов» было, видимо, немалым испытанием для таланта Гирландайо — ему еще не приходилось писать столь обширных многофигурных композиций. И его фреска не только достойно соперничает с соседними композициями Боттичелли, но и превосходит их своей слаженностью, четкой организованностью, уравновешенностью. Замечателен пейзажный фон композиции: Гирландайо разворачивает перед нами общую, величественную, построенную на крупных массах панораму с уходящей в глубину гладью неширокого озера, спускающимися к нему невысокими, крутыми, очень обобщенно написанными холмами и облачным небом. Гирландайо делает участниками и свидетелями происходящего события современников, изображенных с портретным сходством. Но он умело разделяет их: Христос и преклонившие перед ним колени будущие апостолы Петр и Андрей предстают на фоне озера, в то время как «свидетели» — многочисленные современники художника, среди которых немало узнаваемых и сейчас персонажей, теснятся на фоне скалистых холмов.

Утверждение устава францисканского ордена. Ок. 1482—1485

«Призвание апостолов» принесло Гирландайо несомненный успех. Выполнив в Риме еще один заказ по поручению своего покровителя Франческо Сассетти, он вернулся во Флоренцию и приступил к созданию своего лучшего фрескового цикла — росписи небольшой родовой капеллы семьи Сассетти, посвященной Франциску Ассизскому, в церкви Санта Тринита. Лучшие из этих композиций — «Утверждение устава францисканского ордена» и «Чудесное воскрешение ребенка из семьи Сассетти» — располагаются одна над другой на алтарной стене, нижнюю часть которой украшает написанный Гирландайо алтарный образ «Поклонение пастухов».

Поклонение пастухов. 1485

В первой из этих композиций, расположенной в верхнем регистре, действие разыгрывается в узком пространстве, ограниченном спереди невысокой решеткой, а сзади — затянутым тканью парапетом. Но за ним открывается панорама главной площади Флоренции — Пьяцца делла Синьория с величественными арками лоджии деи Ланци в глубине и частью массива колоссального Палаццо Веккьо. Суровый облик этих выстроенных из серого камня зданий преображен Гирландайо, придавшим им сияющую серебристую белизну, превратив реальную Флоренцию в подобие полного гармонии идеального города.

Встреча Марии и Елизаветы. Ок. 1491

Последний, самый обширный фресковый цикл Гирландайо, включающий четырнадцать больших многофигурных композиций, украсил в 1486—1490 годах обширный хор (предалтарную часть) флорентийской церкви Санта Мария Новелла. Цикл, заказанный главой одного из знатных флорентийских домов Джованни Торнабуони, включает четырнадцать больших многофигурных композиций, расположенных в четыре регистра на боковых стенах хора и посвященных жизни Марии (правая стена) и Иоанна Крестителя (левая стена). Реальная Флоренция и ее обитатели, современники Гирландайо не только присутствуют в каждой из сцен, но и становятся равноправными ее участниками. В «Изгнании Иоахима из храма» сам храм напоминает нарядную флорентийскую лоджию, а евангельская сцена разыгрывается на глазах двух групп любопытных, среди которых можно увидеть самого художника и его брата. «Встреча Марии и Елизаветы» проходит на одном из флорентийских холмов, с парапета которого свесились зеваки, созерцающие панораму города, а по лестнице, ведущей на площадку, поднимаются и спускаются прохожие; Рождение Марии и Рождение Иоанна Крестителя совершаются в дворовых покоях, и навестить роженицу являются знатные флорентийские дамы.

Красочная гамма Гирландайо, сдержанная и изысканная в фресках капеллы Сассетти, в росписях хора церкви Санта Мария Новелла более разнообразна и нарядна, но без пестроты; синее тяготеет к серебристо-голубому, красное — к вишневым, винным, лиловым тонам.

Старик с ребенком (Дедушка и внучек)

Как это не странно, Гирландайо, прекрасно передававший портретное сходство, не писал станковых портретов. Единственным исключением является так называемый «Старик с ребенком» (Дедушка и внучек) (Париж, Лувр), где художник с удивительной теплотой изобразил старика с изуродованным какой-то болезнью носом, улыбающегося маленькому мальчику.

Гирландайо не имел прямых последователей. Вместе с Боттичелли он завершил целую эпоху — Раннее Возрождение. Уже при его жизни во Флоренции начал работать Леонардо да Винчи, открывший новый период в истории искусства Италии — Высокое Возрождение.

Ирина Смирнова