10.07.2008
Публикации

Альбрехт Дюрер (1471 — 1528)

Альбрехт Дюрер, немецкий художник эпохи Возрождения, родился в Нюрнберге в семье серебряных дел мастера, выходца из Венгрии. Учился сначала у отца, затем у нюрнбергского живописца М. Вольгемута (1486 — 1490). Обязательные для художника тех времен «годы странствий» (1490 — 1494) он провел в городах верхнего Рейна (Базель, Кольмар, Страсбург), где вошел в круг гуманистов и книгопечатников. Вернувшись в Нюрнберг, вскоре отправился в новое путешествие, на этот раз в Северную Италию (1494—1495, Венеция и Падуя). В Венеции Дюрер побывал еще раз в 1505—1507 годах. В 1520—1521 годах посетил Нидерланды (Антверпен, Брюссель, Брюгге, Гент и другие города). Работал в основном в Нюрнберге.

Дюрер — первый в немецком искусстве человек чисто ренессансного склада как по особенностям своего творчества, так и по широте интересов. В живописи он обращался к самым разным жанрам и темам: писал традиционные для немецкой художественной культуры алтарные композиции и картины на евангельские сюжеты, создал большое количество портретов. Ему же принадлежат исполненные акварелью великолепные пейзажи, изображения растений, животных и птиц. Еще шире его диапазон в гравюре, где ко всему перечисленному добавляются мифологические сцены и образы, бытовые сюжеты, аллегории. Огромно графическое наследие мастера — около 900 листов.

Заяц. 1502
Дерн. 1493

Главная ценность дюреровского художественного мироздания — человек. С обостренным вниманием предавался мастер живому наблюдению различных людских характеров и обликов, пытливому изучению строения человеческого тела. Последней задаче посвящен специальный теоретический труд "Четыре книги о пропорциях человека" (1528), снабженный множеством рисунков, аналитических схем и чертежей. Известны и другие теоретические трактаты художника. Научное постижение мира — важнейшая сторона творческого кредо Дюрера.

Автопортрет в двадцать два года 1493

Первым из ренессансных живописцев Дюрер осознал, что характер человека, его духовную сущность и физический облик художник может лучше понять и изучить, постигая свою собственную личность. Ни у одного из мастеров дюреровского времени нет такого количества автопортретов. Да и вообще можно сказать, что в качестве самостоятельной художественной задачи эта разновидность портретного жанра возникла благодаря Дюреру. Еще в детском возрасте он начал рисовать себя, придя затем к созданию своих живописных изображений. Три автопортрета, написанные на протяжении всего семи лет, раскрывают формирование творческой личности: меняется человеческая натура самого творца, меняются и принципы ее воплощения в искусстве. На "Автопортрете в двадцать два года" (1493, Париж, Лувр) зритель видит юношу, придирчиво вглядывающегося в себя, поглощенного трудной задачей самопознания.

Автопортрет. 1498

Через пять лет (1498, Мадрид, Прадо) перед нами предстает уже совсем другой человек — уверенный в себе, элегантный, красивый, сознающий свою красоту и свои творческие возможности. Глухой нейтральный фон предыдущего портрета сменился другим — окном в окружающий мир. Мастер также уже не поглощен самоанализом, а полностью открыт к общению.

Автопортрет. 1500

В следующем "Автопортрете" (1500, Мюнхен, Старая пинакотека) художник являет себя не в трехчетвертном повороте, а строго в фас. Взор с какой-то неотступной требовательностью обращен на зрителя. Абсолютно правильное лицо, обрамленное волнистыми прядями длинных волос, напоминает канонический лик Христа. Сопоставление — явно умышленное и весьма многозначительное. В нем — новое отношение художника к своей творческой миссии, уверенный взгляд на собственное «я». Колористическая гамма всех автопортретов весьма скупа и сдержанна. Она построена на оттенках коричневого, черного и белого. Задача наибольшего портретного сходства явно превалирует над желанием интенсифицировать красочную выразительность образа. Стоит обратить внимание и на такую деталь. В двух последних автопортретах появляется не только дата исполнения картины и монограмма художника, но и развернутая авторская надпись — факт, еще с одной стороны свидетельствующий о возросшем творческом самосознании мастера.

Оплакивание. Ок. 1500
Алтарь Паумгартнера. Ок. 1500

Наряду с портретами Дюрер писал и традиционные для Северной Европы алтарные картины. По заказу патрицианского семейства Паумгартнеров написан триптих для одной из церквей в Нюрнберге. На центральной части его изображено "Рождество" (ок. 1500, Мюнхен, Старая пинакотека). Композиция причудливо совмещает черты еще средневековых представлений с новыми ренессансными принципами построения пространства. Так, к средневековым иконографическим схемам восходят маленькие фигурки семьи заказчиков алтаря, несоизмеримые по масштабу с основными героями картины — коленопреклоненными Марией и Иосифом, умиляющимся на Младенца. Сцена происходит в руинах величественного старого здания, перспектива которого решена в строгом соответствии с ее научными законами. Насыщенные тона одежд главных фигур, равно как и светлые тона пейзажа в глубине, свидетельствуют об определенном воздействии работ итальянских мастеров, с которыми Дюрер познакомился во время своей первой поездки в Италию.

Поклонение волхвов. 1504

Более ренессансное впечатление как целостное зрелище производит "Поклонение волхвов" (1504, Флоренция, Уффици). Ясная композиция, свободно располагающиеся в пространстве фигуры, уходящие в глубину четкие линии ступеней каменного крыльца, на котором сидит Мария, — все сообщает центральной группе чувство спокойного достоинства и величия, свойственное произведениям итальянского Возрождения. В колористическом строе картины преобладают насыщенные тона красочной гаммы, хотя при ярком голубом небе над пейзажем явно недостает ощущения солнечного света.

Лишь второе, почти годичное, пребывание в Венеции кардинальным образом обогатило красочную палитру Дюрера. Она стала светлей и гармоничней. В картинах появилось ощущение воздушной среды и солнечного освещения.

Портрет молодой венецианки. 1505
Праздник четок. 1506

В произведениях, выполненных в Венеции в 1505—1506 годах, художник свободно решает самые различные жанровые и композиционные задачи — от погрудного портрета ("Портрет молодой венецианки", 1505, Вена, Музей истории искусства) до большой многофигурной алтарной картины ("Праздник четок", 1506, Прага, Национальная галерея). Праздник четок (точнее следовало бы называть "Праздник венков из роз") — работа, исполненная для одной из венецианских церквей. Мастер обратился к довольно редкой теме, позволяющей объединить в одном картинном пространстве легендарные фигуры и реальные лица. Он создал своего рода групповой портрет современников, где среди изображенных можно увидеть и императора Максимилиана, и Папу Римского, и самого художника. Празднество, на котором Богоматерь с Младенцем раздают пришедшим ей поклониться розовые венки, происходит на открытом воздухе на фоне прекрасной природы с густозелеными деревьями, рисующимися на ясном голубом небе, с высящимся вдали заснеженными горами — воспоминание об Альпах. Все великолепно в этой картине: ее крепкая композиционная построенность, удивительное разнообразие лиц и выражений, красочное и фактурное богатство костюмов. Недаром произведение получило заслуженное признание ведущих художников Венеции того времени во главе с Джованни Беллини.

Адам. 1507
Ева. 1507

Картины Дюрера, исполненные в первые годы по возвращении на родину свидетельствуют, что импульс, полученный от искусства итальянского Возрождения, продолжает сохраняться. Художник пытается найти математические законы, по которым строится совершенное человеческое тело. Наряду с многочисленными чертежами, схемами и рисунками, посвященными решению этой задачи, возникают две картины, составляющие одно нерасторжимое целое — "Адам" и "Ева" (1507, Мадрид, Прадо). Перед зрителем предстают идеально прекрасные и вместе с тем очень живые образы первых людей. И несмотря на то, что мастер не забывает изобразить непременного третьего участника сцены — Змия-искусителя, художника привлекает не нравоучительный смысл легенды, а человеческое тело как самое совершенное создание Господа.

Мадонна с Младенцем. Ок. 1498

В 1510-е годы у Дюрера начинают преобладать графические листы. Он создает несколько серий ксилографий и знаменитые гравюры на меди — Рыцарь, Смерть и Дьявол, Святой Иероним и Меланхолия (1513—1514). В них отразились философские размышления мастера о смысле бытия, о времени и о себе, о Германии, сотрясаемой бурей Реформации и крестьянских восстаний, о сложности идейных и духовных коллизий. Истинное содержание некоторых из этих листов до сих пор продолжает разгадываться исследователями. В них — изощренная иносказательность образов, некий свод условных обозначений основных мировоззренческих категорий.

Портрет Освальда Крелля. 1499
Портрет неизвестного. 1524
Портрет Иеронима Хольцшуера. 1526

последний период творчества, после поездки в Нидерланды, Дюрер с новой энергией принимается за живопись. Несколько замечательных портретов запечатлевают характерный облик людей этой бурной эпохи: "Портрет молодого человека" (1521, Дрезден, Картинная галерея), "Портрет неизвестного" (1524, Мадрид, Прадо), "Портрет Иеронима Хольцшуера" (1526, Берлин, Государственные музеи).

Четыре апостола. 1526
Четыре апостола. 1526

И тогда же как творческий итог художественной деятельности и завещание потомкам пишет знаменитую картину "Четыре апостола" (1526, Мюнхен, Старая пинакотека). В пространном тексте, сопровождающем картину, даются изречения апостолов, взятые из Нового Завета: апостольскими словами художник предостерегает против опасных последствий религиозной и социальной войны, разразившейся в Германии. Но перед зрителем не просто глашатаи истин, а полнокровные, прочно обосновавшиеся на земле люди, преданные ученики Христа. Апостолы Петр, Иоанн, Павел и Марк, изображенные в натуральную величину и разделенные попарно (написаны на двух отдельных досках), являют собою олицетворение четырех темпераментов, и это важная составляющая замысла, выраженная всем образно-пластическим строем картин. Четыре разных характера, разных типа человеческой личности объединены общей нравственной идеей — быть верным высокому призвания человека, сохранять чистоту духовных помыслов и убеждений, не поддаваться соблазнам и заблуждениям. Однако религиозно-этническая общность не мешает оставаться самим собою каждому из евангельских персонажей.

Поклонение Святой Троице. 1511

В искусстве Дюрера высказалось многостороннее богатство немецкого духовного опыта эпохи Возрождения. Рациональное начало сочетается в его творчестве с чувственным восприятием жизни, с обостренным художническим восторгом перед самыми разными ее формами и верою в божественную предопределенность человеческой судьбы. Поиски объективных законов бытия исходят из желания глубже постигнуть реальный мир во всем его величии и многообразии. Гармония цветового строя, крепкий уверенный рисунок, точная найденность композиционных решений — все эти свойства равно присущи его выдающемуся дарованию. Влияние творчества Дюрера было весьма велико, захватив не только Германию, но и другие европейские страны.

Портрет императора Максимилиана. 1519
Портрет Альбрехта Дюрера Старшего, отца художника. 1490
Портрет венецианки. 1506
Мадонна с Младенцем. 1512
Лилия Алешина