12.07.2008
Публикации

Корреджо [Антонио Аллегри] (Ок. 1489 — 1534)

Антонио Аллегри, получивший прозвание по месту своего рождения — маленькому городку Корреджо в Северной Италии, принадлежал к немногочисленным видным итальянским живописцам первой половины XVI века, не входившим в состав занимавших ведущее место в живописи Италии флорентийско-римской и венецианской школ. Не существует никаких документальных данных о годах его ученичества. Ранние работы Корреджо позволяют предположить, что в юности он побывал в Мантуе, где имел возможность познакомиться с работами Мантеньи и Лоренцо Коста, и, возможно, в Милане, где видел созданные там произведения Леонардо да Винчи — в своей живописи он использовал принципы «сфумато», дымчатой светотени, характерные для Леонардо.

Noli me tangere (Не тронь меня)

По-видимому, достаточно рано он познакомился и с творчеством венецианских художников Джорджоне и Тициана, а также Рафаэля. Эти впечатления сформировали несколько эклектичную творческую натуру Корреджо. В то же время он вошел в историю итальянского искусства как один из самых ярких монументалистов Италии первой половины XVI века, создатель нового стиля сложных и эффектных росписей церковных куполов.

Мадонна со Святым Франциском. 1514—1515

В творческом наследии Корреджо кроме росписей значительное место занимает серия монументальных алтарей, изображающих Мадонну в окружении святых. Такова первая дошедшая до нас алтарная картина Корреджо «Мадонна со Святым Франциском» (1514—1515, Дрезден, Картинная галерея). Эта композиция, написанная совсем молодым художником, уже свидетельствует о неординарности его таланта. Композицию фланкируют колоссальные колонны, головки парящих в небе херувимов образуют над головой Мадонны подобие арки, традиционное для Святых Собеседований спокойствие персонажей сменяется более открытым, патетическим выражением эмоций.

Мадонна со Святыми Иеронимом и Екатериной (День). Ок. 1526—1528

Самые значительные алтарные композиции Корреджо, часто называемые «День» и «Ночь», были написаны десятилетием позже и свидетельствуют о значительном изменении его стиля. В «Мадонне со Святыми Иеронимом и Екатериной», известной также под названием «День» (ок. 1526—1528, Парма, Картинная галерея) традиционная для алтарной картины композиционная схема Мадонны на троне в окружении святых уступает место более свободному решению — Мадонна с Младенцем предстают под навесом на фоне широкой пейзажной панорамы; улыбающийся ангел держит перед ней раскрытую книгу, к Младенцу нежно склоняется Святая Екатерина, благоговейно созерцает эту сцену могучий старец Святой Иероним. Торжественная алтарная картина превращается в композицию, которая своей непринужденностью напоминает такие сцены евангельского цикла, как Отдых на пути в Египет, сохраняя при этом величие и патетику.

Поклонение пастухов. Ночь. Ок. 1530

Еще более смелое решение находит Корреджо в своей прославленной картине «Поклонение пастухов. Ночь» (ок. 1530, Дрезден, Картинная галерея). В ней присутствуют необходимые для алтарной композиции элементы торжественности — монументальная колонна, парящие в небе ангелы, но главным ее мотивом, придающим всему изображенному высокую поэтичность и пафос преображающего мир рождения Младенца, является свет, исходящий от ребенка, озаряющий лицо нежно склонившейся к сыну Марии, выхватывающий своими отблесками из ночного мрака взволнованные лица пастухов. Эта тончайшая игра света, свидетельствующая о блистательном живописном мастерстве Корреджо, озаряет его композицию возвышенной одухотворенностью.

Свод Камеры ди Сан Паоло

1520-е годы были временем наивысшего расцвета дарования Корреджо, наиболее интенсивной и плодотворной работы. В это десятилетие реализовался его неординарный талант мастера монументальных росписей: в канун этого десятилетия Корреджо, переселившийся в 1519 году в Парму, выполнил одну из самых своих изысканных работ — росписи свода комнаты аббатисы в монастыре Сан Паоло (ок. 1519, Парма, монастырь Сан Паоло). Программа этих росписей полностью не расшифрована, а сама роспись показалась монахиням столь светской, что после смерти в 1524 году заказчицы, ее апартаменты были переведены на положение in clansura, т. е. закрыты для непосвященных вплоть до второй половины XVIII века, когда по инициативе известного немецкого художника Антона Рафаэля Менгса запрет был снят. Между тем в росписях комнаты аббатисы — одного из самых утонченных светских живописных ансамблей Высокого Возрождения — нет ни малейшего оттенка фривольности. Зонтичный свод почти квадратного зала превращен Корреджо в подобие перголы — густого переплетения зеленых ветвей, украшенного связками фруктов. Этот свод прорезан овальными окнами, в которых на фоне голубого неба предстают шаловливые младенцы-путти; один из них обнимает белую охотничью собаку, другие держат в руках различные атрибуты охоты. В центральной, увенчивающей камин, композиции изображена богиня охоты Диана-охотница; в нижней части свода Корреджо написал гризайлью иллюзорные люнеты, украшенные композициями и отдельными фигурами, имитирующими небольшие, с ювелирной тонкостью выполненные скульптуры.

Видение Иоанна Евангелиста на Патмосе. 1520—1523

Вслед за росписью свода комнаты аббатисы Корреджо получил в Парме более масштабный заказ на роспись купола, его барабанов и люнетов в незадолго до этого построенной в Парме церкви Сан Джованни Эванджелиста. Главный акцент росписи составляет украшающая купол композиция «Видение Иоанна Евангелиста на Патмосе» (1520—1523), в которой взволнованным апостолам, образующим кольцо по периметру купола, предстает парящий в небе Христос (сам Иоанн, созерцающий это видение, изображен в одном из люнетов).

Традиции росписи куполов в Италии этого времени почти не существовало, да и сами церковные здания, увенчанные куполами, были сравнительно немногочисленны. Таким образом, Корреджо был одним из создателей нового типа монументальной живописи. Композиция росписи купола построена по принципу al pozzo profondo («глубокого колодца») — роспись не стелется по поверхности купола, а создает иллюзию пространственного прорыва, распахивающегося над нашими головами необъятного пространства, в котором парит Христос. Его фигура, облаченная в светлые одежды, как бы вбирает в себя исходящее от облачного неба сияние, в то время как окружающие кольцом центральную часть росписи фигуры сидящих апостолов, изображенных в полных экспрессии и динамики позах, промоделированы энергичными контрастами света и теней.

Вознесение Марии

Еще более грандиозна и эффектна роспись купола собора Пармы, "Вознесение Марии" (1526—1529), украсившая восьмигранный купол старинного, построенного в XII веке пармского собора. Множество фигур, расположенных концентричскими кругами, слитыми в единую, динамическую массу вспышками света и провалами теней, изображенных в резком ракурсе «di sotto in su» («снизу вверх») стремительно уносятся к центру купола; фигуры обращены к зрителю ногами, что дало повод критикам Корреджо назвать эту роспись «рагу из лягушачьих лапок». Парящая в центре купола Мария несколько теряется в этом многолюдье.

Даная. 1531—1532

Эта роспись, неоднозначно оцененная современниками, уже вскоре стала образцом для подражания, но была оценена только в XVII веке мастерами барокко.

В творческом наследии Корреджо немалое место занимает станковая живопись — композиции на евангельские и мифологические сюжеты. К числу лучших его станковых работ принадлежит небольшая композиция «Поклонение Младенцу» (ок. 1522—1524, Флоренция, Галерея Уффици) — одна из самых поэтичных работ Корреджо, где присущая ему тяга к эффектности уступает место поэтическому началу. В мифологических сценах Корреджо, в частности, в серии из четырех картин, посвященных любовным похождениям Юпитера и написанных по заказу правителя Мантуи Федериго Гонзага, которые принадлежат к числу самых изысканных композиций художника, преобладает открыто чувственное начало ("Даная", 1531—1532, Рим, Галерея Боргезе).

Венера и Амур, обнаруженные сатиром

Доживший всего до пятидесяти лет и умерший, если верить Вазари, в нищете, Корреджо, работавший в провинции, вдалеке от ведущих центров искусства Италии, неизменно ставился потомками в один ряд с ведущими мастерами Высокого Возрождения. Его имя и в наши дни остается среди тех художников, с которыми ассоциируется представление об этой эпохе.

Ио
Отдых на пути в Египет
Ирина Смирнова