12.07.2008
Публикации

Ханс Хольбейн Младший (1497/1498 — 1543)

Первым навыкам художества Ханс Хольбейн обязан своему отцу, живописцу Хансу Хольбейну Старшему. В 1515—1526 годах он учился и работал в Базеле, где сблизился с кругом гуманистов. В 1526—1528 и с 1532 года до конца жизни работал в Лондоне, став в 1536 году придворным художником английского короля Генриха VIII.

Мертвый Христос. 1521—1522

В начальный период своей художественней деятельности Хольбейн исполнил довольно много больших алтарных картин ("Алтарь Страстей", ок. 1520, Базель, Художественный музей; "Алтарь Оберрида", 1520—1521, Фрейбург, собор), не выходивших за пределы традиционного подхода к решению подобных задач. Тем более неожиданной и смелой кажется известная картина «Мертвый Христос» (1521—1522, Базель, Художественный музей). Ее узкий и вытянутый в длину формат объясняется тем, что это — нижняя часть не дошедшего целиком алтаря, так называемая пределла. Обнаженное тело Спасителя представлено в саркофаге с убранной передней стенкой. Зритель воспринимает прежде всего давящую тесноту пространства. Затем в глаза бросаются следы ужасных смертных мук, видимые признаки тления плоти. Всепроникающий анализ, свойственный художническому глазу Хольбейна, влечет внимание к Богочеловеку в той его ипостаси, которая заставляет особенно остро почувствовать истинную тяжкую цену искупительной жертвы Христа. Известно, как был поражен Достоевский этим изображением, сказав: «От такой картины вера может пропасть».

Аналитический и рациональный по своей сути дар позволил художнику стать одним из великих портретистов мира. Ему принадлежит множество портретов людей, самых разных по социальному положению, профессии и национальности. Его портреты приобрели в истории мирового искусства почти «эталонную» значимость, о них часто вспоминают, говоря о художественных возможностях строго сосредоточенного, подчеркнуто объективного взгляда мастера на модель.

Портрет Эразма Роттердамского. 1523

В начальный, базельский период своей деятельности Хольбейн сблизился с видными европейскими гуманистами, жившими или приезжавшими в этот город, славившийся своими книгоиздателями. Здесь он познакомился со знаменитым Эразмом Роттердамским. Образ великого гуманиста вошел в наши представления именно в том облике, в каком запечатлен художником. Хольбейн создал четыре живописных портрета Эразма (1523, Лонгфорд Кастл, собрание Рэднор; два очень близких между собой — луврский и базельский, 1523—1524 и еще один базельский, 153I—1532); наиболее известен из них парижский, где дано профильное изображение ученого, поглощенного своим трудом. Темные тона одежды и головного убора и служащий фоном неяркий узорчатый ковер помогает пластически определенно выявить лицо с острым выразительным профилем, а также руки, придерживающие лист бумаги с уже написанными строчками. Скептически сжатые губы словно таят внутреннюю усмешку и иронию, столь свойственные автору "Похвалы глупости".

Портрет Бонифация Амербаха. 1519

Иной образ современника представлен на портрете базельского юриста Бонифация Амербаха (1519, Базель, Художественный музей). Он изображен на открытом воздухе на фоне голубого неба. Румяное здоровое лицо свидетельствует о молодости и довольстве жизнью. За плечом молодого человека — картуш с надписью. Она содержит не только имя автора картины и дату ее создания, но и похвалу художника самому себе.

Портреты Якоба Мейера цум Хазен и его жены Доротеи Мейер, урожденной Канненгисер. 1516

В этот же период Хольбейн запечатлевал и видных патрициев Базеля. Таковы, например, парные портреты бургомистра города Якоба Мейера и его жены (1516, Базель, Художественный музей); полуфигурные изображения супругов помещены среди ренессансной архитектуры, обрамляющей их полные спокойного достоинства фигуры.

Некоторые портреты полностью лишены аксессуаров, все внимание сосредоточено на лице, его выразительности, жесте рук.

Портрет семьи художника Ок. 1528—1529

В "Портрете семьи художника" (1528—1529, Базель, Художественный музей) читается трудная судьба женщины. Болезненно ее усталое, словно исплаканное лицо. Руки прижимают к себе детей — ее утешение. Сдержанные тона колорита соответствуют печальной отрешенности общего настроения.

Портрет Георга Гиссе. 1532

Другие портреты даны в окружении характерных примет и атрибутов занятий и увлечений модели. Особенно интересен в этом плане «Портрет Георга Гиссе» (1532, Берлин, Государственные музеи). Собственно портретная задача решена здесь с блеском. Но в поэтическое содержание картины входит и с совершенством написанный весь предметный мир, окружающий этого данцигского купца. Хольбейн словно намеренно демонстрирует всю искусность своего живописного дарования. Здесь — различные деловые бумаги и книги, печатка, весы и прочие принадлежности купеческих занятий, но здесь и изящная стеклянная вазочка с букетом гвоздик, и пестрое ковровое покрытие стола. Фактура разнообразных материалов передана с необычайной достоверностью.

Портрет английского короля Генриха VIII. Ок. 1536—1537

После окончательного переезда в Лондон Хольбейн посвятил себя в основном портретному творчеству. Меняется круг его моделей, особенно после того, как он стал придворным художником. Неоднократно он пишет Генриха VIII, его жен, знатных людей королевского окружения. Живописное мастерство Хольбейна и его глубокий проницательный анализ личности проявляются теперь в полной мере. Узорчатые парадные одеяния из роскошных разноцветных тканей, драгоценные камни и золотые цепи, меха, перья и кружева, детально проработанные художником, обогащают главное свойство этих работ — точную, объективную характеристику модели.

Портрет Кристины Датской. 1538

Несколько особняком среди изображений венценосных личностей стоит «Портрет Кристины Датской» (1538, Лондон, Национальная галерея), написанный в рост, в натуральную величину в Брюсселе по заказу Генриха VIII, собиравшемуся жениться на датской принцессе, вдове миланского герцога Франческо Сфорца. Именно вдовьим положением объясняется темное закрытое одеяние Кристины, и по контрасту с ним особенным светом выделяется ее миловидное круглое личико и сжатые на поясе руки.

Портрет французских послов в Англии Жана де Дентвилля и Жоржа де Сельва. 1533

Среди портретов Хольбейна, представляющих фигуру модели в полный рост, — самый эффектный и выразительный — двойной «Портрет французских послов в Англии Жана де Дентвилля и Жоржа де Сельва» (1533, Лондон, Национальная галерея). Оба стоят по краям почти квадратной по формату картины. Между ними — полка с различными инструментами — музыкальными, астрономическими, измерительными, демонстрирующими разнообразие интересов и занятий молодых людей. В лежащем на полу непонятном предмете лишь с трудом можно распознать человеческий череп — своего рода memento mori — напоминание о смерти. Таким образом, помимо великолепно решенной портретной задачи — показать сходство и различие двух молодых аристократов, одного — светского, в роскошном костюме в мехах и бархате, всей своей позой и жестом открытого миру, другого — духовного, в скромном темном запахнутом облачении, помимо блестяще написанного натюрморта, художник включает в чисто портретную, казалось бы, композицию распространенную тогда философскую сентенцию: ни умственные или творческие свершения, ни богатство, ни знатность и высокие посты не отменяют обычного для всех людей смертного конца.

Портрет Шарля де Солье, графа Моретта, французского посла в Лондоне. Ок. 1534—1535

Через год-полтора мастер портретирует еще одного французского посла, создав знаменитый «Портрет Шарля де Солье, графа Моретта» (ок. 1534—1535, Дрезден, Картинная галерея). На этот раз перед нами поясное изображение. На фоне зеленого занавеса, очень похожего на драпировку предыдущей картины, предстает пожилой, седобородый, но полный энергии человек. В руках Моретт сжимает золоченый кинжал, и этот точно найденный выразительный жест нарушает строгую статику фронтально изображенной фигуры, концентрирует в себе готовность к действию. Великолепна живопись портрета, построенная на контрасте темных и светлых тонов: ярко белой рубашки, виднеющейся в прорезях темно-зеленого камзола. Подобное сочетание вносит свою долю драматизма в общую характеристику Моретта — подлинного героя эпохи Возрождения.

Автопортрет. Ок. 1542—1543

Хольбейн был мастером портретной графики. Применяя тонированную бумагу и цветной мел, он достигал необычайной тонкости в пластической характеристике образа. Многие рисунки были подготовительными штудиями к живописным портретам.

Портрет Анны Клевской. Ок. 1539

За время своей творческой жизни Хольбейн обращался к различным жанрам и видам изобразительного искусства: композициям на религиозные темы, портретам, не дошедшим до нас монументальным росписям. Однако основную славу художнику принесло портретное творчество, повлиявшее на дальнейшее развитие портретной живописи не только в Германии, но и в других странах, в первую очередь в Англии.

Лилия Алешина