14.07.2008
Публикации

Алонсо Санчес Коэльо (Ок. 1531 — 1588)

Имя этого живописца неразрывно связано с историей испанского портрета.

Как самостоятельный светский жанр портрет сложился в Испании только со второй половины XVI столетия в рамках придворного искусства. Первоначально портреты писали иностранные мастера. Среди них Тициан, работавший по заказам Карла V и наследного принца Филиппа. К испанскому двору был приглашен и известный нидерландский портретист Антонис Мор, с бесстрастной точностью запечатлевший многих государственных деятелей Европы того времени.

Мученичество Святого Себастьяна со Святыми Бернардом и Франциском. 1582

Алонсо Санчес Коэльо возглавил национальную школу портретистов. Судьба художника сложилась так, что ему удалось плодотворно проявить свой природный дар. Уроженец Валенсии, он провел юность в Португалии, где был приближен ко двору португальского короля Жоана III и послан им учиться в Нидерланды. В Брюсселе он стал учеником Антониса Мора, с которым, по-видимому, еще раньше встречался в Лиссабоне. В 1555 году Санчес Коэльо переехал в Испанию и до конца своих дней оказался связанным с испанским королевским домом. В 1560 году он получил звание личного художника Филиппа II, чрезвычайно к нему благоволившего. Испанский монарх крестил дочерей живописца, часто посещал его мастерскую, которая находилась во дворце —мадридском Алькасаре. Художник жил на широкую ногу, его богатый дом в Мадриде хранил прекрасную коллекцию произведений искусства. В Толедо он владел загородной усадьбой, принадлежностью самых зажиточных слоев испанского общества.

Как и все живописцы Испании, Санчес Коэльо писал картины на религиозные сюжеты, в первую очередь для возводимого в ту пору грандиозного ансамбля дворца-монастыря Эскориала, однако подлинную славу Санчесу Коэльо принесло искусство портрета. Он не просто исполнил превосходные изображения своих современников, а создал тип парадного придворного портрета, своего рода изобразительную формулу, которая долго жила в

живописи Испании и преломилась в более широком ареале европейского портретного искусства.

Портрет инфанта Дон Карлоса. Ок. 1557

Парадный портрет Испании следовал строгим правилам придворного этикета, сословным нормам поведения. Заказчик хотел видеть себя воплощением важности, величия, чести и отличающего облик испанского аристократа «сосиего», то есть сдержанности, ледяной невозмутимости. Именно этим требованиям отвечали портреты Алонсо Санчеса Коэльо. Представленные во весь рост или поколенно статичные фигуры в канонических позах, с однообразными жестами и аксессуарами, облачены в великолепные одежды с тщательно выписанными драгоценными деталями и изолированы от зрителя как бы невидимой преградой.

Следуя официальной схеме, требованиям возвеличения и идеализации, Алонсо Санчес Коэльо вместе с тем подчеркивал портретную достоверность модели, ее подчас житейскую заурядность, наполняя чопорные и замкнутые образы правдивым и непредвзятым чувством натуры. Сочетание этих полярных качеств составило своеобразие испанских парадных портретов XVI века, превратило их в бесценные документы истории.

Многочисленные придворные портреты, связанные с именем Санчеса Коэльо, повторялись в репликах и копиях, посылаемых ко дворам Германии, Франции, Англии, Австрии. Установление авторства, датировка и точная идентификация изображенных лиц породили немало научных споров и трудностей в изучении всего испанского портрета XVI — начала XVII века.

С непревзойденным мастерством Алонсо Санчес Коэльо и его ученики передавали мельчайшие детали придворного костюма, узорчатые парчовые и атласные ткани, жесткие кружевные воротники, вышивки, жемчуг, сверкающие самоцветы. По придворным портретам можно составить представление о бесценных сокровищах испанской короны, конкретные образцы которых известны в истории и очень редкие из них дожили до современности.

Инфанты Изабелла Клара Эухения и Каталина Микаэла

Особенно удавались Санчесу Коэльо женские и детские портреты, в которых ощущается человеческая теплота. Детские портреты — первые в истории испанской живописи — созданы в традиции того же взрослого канона. Маленькие девочки — принцессы Изабелла Клара Эухения и Каталина Микаэла (Ок. 1575, Мадрид, Прадо) застыли в заученных позах, в твердых, как панцири, парадных туалетах. Букет цветов, веночек в руках подчеркивает их нежный возраст. Они кажутся одинаковыми и словно кукольными фигурками. Но стоит вглядеться в их лица, чтобы убедиться, с какой непосредственной прямотой, без малейшего оттенка трогательной миловидности и приукрашивания художник запечатлел их заурядные, еще не вполне сложившиеся, отнюдь не идеальные черты. Такого рода изображение царственных детей стало неким правилом для испанской живописи.

Портрет инфанты Изабеллы Клары Эухении. 1579эла

К числу лучших произведений Алонсо Санчеса Коэльо принадлежит поколенный портрет тринадцатилетней принцессы Изабеллы Клары Эухении (Мадрид, Прадо). Хрупкий подросток, любимица отца, в изысканном парадном туалете стоит в изящной традиционной позе. Белое шелковое, затканное золотом платье с высоким гофрированным воротником из серебристых кружев как бы определяет тон светлой бледно-золотистой гаммы портрета. Фон с градациями цвета и едва намеченным очертанием окна создает впечатление пространственной воздушной глубины. Завитые волосы девочки подобраны кверху и скрыты под богатым головным убором. Ожерелье и пояс из золота, ряды пуговиц украшены жемчугом и сапфирами. Глубокий и внимательный взгляд принцессы устремлен на зрителя. В портрете угадывается сильный характер и ум будущей правительницы Нидерландов. Стоит представить себе, что по прошествии десятилетий ко двору испанской наместницы станут стекаться лучшие творческие силы Фландрии, среди них великие живописцы Рубенс и Ван Дейк.

В типе сословного портрета, возникшем и широко распространившемся в Европе во время перехода от маньеризма к барокко, противоречиво сочетались физиономическая точность и узорчатая плоскостная условность, конкретность натуры и рафинированность придворной культуры. В его сложении немалую роль сыграла созданная Алонсо Санчесом Коэльо и его последователями «испанская формула».

Татьяна Каптерева