16.07.2008
Публикации

Доменико Фетти (1589 — 1623)

Деятельность Доменико Фетти была связана с Римом, Мантуей и Венецией. Искусство Караваджо, с работами которого он познакомился в Риме, и произведения Рубенса, хранящиеся в собрании герцога мантуанского Фердинандо Гонзага, оказали на него самое сильное влияние. А увлечение живописью венецианских мастеров XVI века побудило перебраться в Венецию, где он провел последние два года жизни.

Из биографии художника известно, что он учился в Риме у Л. Карди (Чиголи), от которого усвоил манеру письма словно излучавшими свет яркими красками, тонкую дифференциацию тонов. Неподалеку от иезуитского колледжа, в котором обучался Фетти, находилось палаццо Колонна, где хранителем живописной коллекции и библиотекарем этого знатного семейства был Филипп Рубенс, брат живописца. Здесь Фетти впервые мог увидеть произведения великого фламандца. Покровителями молодого художника в Риме стали два известных патриция — маркиз Маттелл, представитель герцога Мантуи, и кардинал Монтальто, имевший в своем палаццо Канчеллерия прекрасное собрание живописи. По заказу последнего Фетти исполнил первое крупное самостоятельное произведение — алтарный образ «Мадонна с Младенцем в окружении ангелов» для римской церкви Сан Лоренцо ин Дамаско.

Плачущий Святой Петр. Ок. 1613
Давид с головой Голиафа. Ок. 1613
Меланхолия. 1618
Смерть Клеопатры. Ок. 1614

Однако в римский период (до 1614 года) Фетти больше привлекало изображение мифологических и исторических персонажей. Этот тип живописи имел свои истоки в искусстве Северной Италии и, благодаря Караваджо, получил большое развитие в искусстве XVII века. В полотнах с полуфигурами — "Плачущий Святой Петр" (ок. 1613, Вена, Музей истории искусства), "Кающаяся Магдалина" (1610—1613, Флоренция, частное собрание; вариант — Рим, Галерея Дориа-Памфили), "Давид с головой Голиафа" (ок. 1613, Нюрнберг, Академия художеств), "Смерть Клеопатры" (ок. 1614, Рим, частное собрание), "Артемизия" (1614—1615, Нью-Йорк, частное собрание), "Меланхолия" (1618, Венеция, Галерея Академии) — изображены мифологические и исторические персонажи, аллегорические фигуры. Фетти обращается к народному типажу, но облагораживает его, придает театральную импозантность. Этому способствует и живописная манера с мягким подчеркиванием игры света и тени, серебрящимся свечением красочных тонов. Темы отречения в образе Святого Петра и покаяния в образе Магдалины подаются с искренней земной человечностью. Возможно, что образ апостола связан с теологическим трудом Слезы Святого Петра, а прототипом послужил отец Фетти, тоже живописец, по имени Пьетро. Полотно с изображением Магдалины могло иметь связь с поэмой Магдалина, автором которой был друг Фетти, актер и драматург Дж.Б. Андреини. Тихой скорби полон и образ владычицы Галикарнаса, вдовы императора Мавсола Артемизии. А написанный на сюжет одной из биографий Плутарха образ египетской царевны Клеопатры напоминает рыжеволосую тосканку в народном костюме. В изображении полуфигуры библейского царя Давида Фетти больше привлекает типаж, чем драматизм сцены. Поэтому лицо Давида лишено мимики, голова Голиафа оставлена в тени, а костюм прост, в отличие от элегантного одеяния того же героя в более позднем полотне (1617—1619, Венеция, Галерея Академии), на котором он изображен, согласно тексту Священного Писания, «со светлыми волосами и красивым с виду». С гравюры Дюрера заимствовал Фетти аллегорический образ Меланхолии, в котором художник выразил размышления о мире несправедливости, что получило развитие в цикле полотен на темы евангельских притч.

Христос в Гефсиманском саду. 1616—1619

Период 1614—1616 годов Фетти провел на службе при дворе герцога Мантуи Фердинандо Гонзага. Им было написано много алтарных образов и станковых полотен на мифологические, библейские и евангельские сюжеты. Самые значительные произведения этого периода были созданы для монастыря Святой Урсулы, основанного супругой герцога Маргаритой Гонзага в 1603 году: роспись четырех люнетов (1619—1620) на сюжеты из истории правления герцогини; большая многофигурная настенная композиция в форме люнета «Приумножение хлебов и рыб» (1619) — одно из самых эмоциональных произведений итальянской живописи XVII века. Возможно, для этого же монастыря были исполнены четыре полотна на темы Страстей Христа (1616—1619), ныне хранящиеся в римской Галерее Корсини. Традиции Караваджо и мастеров Северной Италии получили творческое развитие в созданном Фетти типе небольшой камерной картины на сюжет из Легендарной истории. Сцены молитвы Христа в Гефсиманском саду и коронования тернием, ведомого на казнь Христа и его погребение художник изображает с большой свободой в истолковании текста, обилием конкретных деталей, тонкой наблюдательностью в передаче человеческих чувств. В отличие от Караваджо, он избегает вульгарной простонародности и брутальности образов, умело смягчает остроту драматических ситуаций. И в то же время полотна Фетти всегда свидетельствуют о глубокой религиозности их создателя. В одной из лучших работ цикла "Христос в Гефсиманском саду" пастельные тона розового, зеленого, желтого, синего, фиолетового сплавлены в мягкую колористическую гамму и, как всегда, в этих небольших картинах мантуанского периода тонко написанный в фоне пейзаж придает лирический настрой всей сцене.

Сон Иакова. 1616—1619

Для украшения дворца герцога в Мантуе был исполнен в 1619—1620-е годы и цикл из тринадцати полотен на сюжеты из евангельских притч. Мысли о ценности сострадания, прощения, свершении добрых дел, наказании пороков воплощаются Фетти в жанровых сценах, написанных с долей дидактики. Мир крестьян, бедняков и окружающая их среда изображается с большой достоверностью в рассказах о коварном враге, прокравшемся на поле и посеявшем плевелы, о добром самаритянине, излечившем маслом и вином раны иудея, о спасенных Христом слепцах, вызвавшихся сопровождать друг друга, и других притчах. Фигуры часто представлены на фоне пейзажей мантуанской кампаньи, и природа то усиливает своей фантастичностью и взволнованностью противостояние героев, то сообщает сценам просветленный, поэтический характер. Фетти придает некоторую театральность изображаемым сценам в притчах, но это «театр жизни», полный рассказа о земных человеческих чувствах и доброй фантазии.

Портрет актера (Франческо Андреини). До 1620

Портреты кисти художника указывают на то, что он был связан с людьми из мира музыки, театра, литературы. Актер Франческо Андреини (до 1620, Санкт-Петербург, Государственный Эрмитаж) изображен с маской в руке и не соответствующем его амплуа комика выражением меланхолии и грусти на лице. С семейством актеров и драматургов Андреини Фетти был дружен в период жизни в Мантуе. На Портрете человека с книгой с золотым кубком (ок. 1620, частное собрание) изображен коллекционер из Мантуи, друг художника Н. Авеллани. А полуфигура Поэта (ок. 1620, Стокгольм, Национальный музей) в лавровом венке и старым фолиантом связана с циклом настенных изображений для Зала муз во дворце герцога. Это, возможно, аллегория одного из поэтических жанров, так как подобных изображений существует несколько.

Исцеление Товита. Начало 1620-х

В венецианский период были исполнены наиболее драматические произведения Фетти: цикл на сюжет из библейской истории о Товии ("Исцеление Товита", начало 1620-х, Санкт-Петербург, Государственный Эрмитаж) и полотно «Бегство в Египет» (1622—1623, Вена, Музей истории искусства). Тела невинных убитых Иродом младенцев, которые видят Иосиф и Мария, клубящиеся облака, колышущиеся растения придают трагизм сцене. Это полотно — шедевр колоризма Фетти. Экспрессивным и легким мазком, тончайшими тональными разработками передает художник текучее, по-венециански динамичное распределение света и тени.

Доменико Фетти создал новый, камерный тип жанризованной картины мифологического содержания. Его живописная манера и найденная им форма претворения традиции народной образности искусства Караваджо оказали влияние на искусство последующего времени.

Елена Федотова