18.07.2008
Публикации

Антонис ван Дейк (1599 — 1641)

Автопортрет. Конец 1620-х — начало 1630-х

На автопортрете молодого Ван Дейка (конец 1620-х — начало 1630-х, Санкт-Петербург, Государственный Эрмитаж) знаменитый живописец Фландрии привлекателен, изящен, кажется элегантным аристократом. Родившийся в многодетной купеческой семье Антверпена, он тяготел к придворным кругам и изысканному стилю жизни. Вместе с тем автопортрет Ван Дейка — своего рода идеал творческой натуры. В истории европейской живописи XVII века Ван Дейк — баловень судьбы, которому всегда сопутствовала удача и шумная слава. Между тем яркая, заполненная непрестанным трудом жизнь мастера отличалась на редкость напряженным, словно беспокойным ритмом, что во многом объяснялось его деятельным характером и неуемным честолюбием.

Портрет Лукаса и Корнелиса де Вааль. 1627

Десятилетним мальчиком он пришел в мастерскую авторитетного в ту пору художника Хендрика ван Балена, учился легко и блестяще, а в девятнадцать лет уже был принят в гильдию живописцев Святого Луки. Решающее влияние на развитие творчества Ван Дейка оказал Рубенс, в мастерской которого он работал и с которым сотрудничал в ряде заказов.

Молодой Ван Дейк стремился отойти от прямого подражания своему учителю, обращался к более легкой живописи, насыщенной контрастами к изображению конкретных ситуаций и разнообразных характеров. Его не лучшая, но типичная картина на библейский сюжет о наделенном невиданной силой Самсоне и предательстве филистимлянки Далилы (ок. 1620, Лондон, Картинная галерея Далвичского колледжа) вдохновлена величественной композицией Рубенса на ту же тему. Более сдержанна и жизненно убедительна картина "Святой Мартин и нищий" (ок. 1620—1621, Виндзор, Королевское собрание).

Существуют два равноценных варианта этой картины. Создание вариантов было связано с огромным успехом произведений Ван Дейка, что, по-видимому, объяснялось их большей, чем у Рубенса, доступностью зрительским вкусам.

Портрет Франса Снейдерса

Исследователи тщетно пытались обнаружить возможное соперничество между Рубенсом и его талантливейшим учеником. Факты свидетельствовали об обратном. Неоспоримый авторитет учителя поддерживал Ван Дейка в художественных кругах Англии и Италии. Рубенс первый прозорливо отметил редкий дар молодого живописца как мастера портрета.

Ван Дейк не только один из создателей парадного аристократического портрета XVII века, широко признанного в высших кругах европейского общества. Особую привлекательность его образов составляет воплощенный в них эмоциональный и интеллектуальный мир человека. Портреты, как бы приподнятые над повседневностью, обладают правдивой и живой характерностью.

Семейный портрет. 1621

В ранний антверпенский период Ван Дейк писал портреты зажиточных горожан, художников с женами, обогащая нидерландскую традицию XVI века изображения семейств и супружеских пар. Его работы отмечены строгой простотой, сердечностью, духовной близостью. «Семейный портрет» из Эрмитажа (1621) с компактной композицией, нарядным сочетанием черных, белых, красных и золотистых тонов принадлежит к числу самых известных. Вдумчивый, слегка грустный взгляд отца семейства и доброжелательный — его молодой миловидной жены устремлены на зрителя. Мастер ценил этот живой контакт между зрителем и моделью и часто его использовал. Иногда, как в данном случае, под влиянием Рубенса изображались архитектурные мотивы, драпировки, элементы пейзажа. Такого рода декоративные детали более свободно представлены в поколенном портрете Франса Снейдерса (Нью-Йорк, Коллекция Фрик), известного фламандского живописца, работавшего с Рубенсом. Портрету Снейдерса соответствует портрет его супруги Маргариты де Вос, но он менее выразителен. Снейдерс находится на террасе с пышным пурпурным занавесом и пейзажем на дальнем плане. У него тонкое бледное лицо с проницательным, устремленным на зрителя взглядом, красивые руки. Изображение изящного непринужденного жеста холеных рук с длинными пальцами украшает многие портреты Ван Дейка.

Знакомство во время первой поездки в Англию ко двору Якова I с английскими собраниями итальянских картин Возрождения побудило Ван Дейка посетить саму Италию.

Путь его лежал в Геную, связанную с Фландрией давними торговыми отношениями. В 1621—1627 годах помимо Генуи он посетил дважды Рим, Венецию, Падую, Милан, Турин и Палермо. Активно изучая итальянскую живопись, Ван Дейк особенно увлекался произведениями Тициана. Его альбом с зарисовками с натуры и с картин венецианцев хранится в Британском музее Лондона.

Портрет кардинала Гвидо Бентивольо. 1623

В Риме Ван Дейк написал портрет ученого и дипломата кардинала Гвидо Бентивольо (1623, Флоренция, Палаццо Питти), одно из лучших своих произведений. Поток золотистого света озаряет одухотворенное лицо Бентивольо, мерцающий алый шелк и белоснежные кружева кардинальского одеяния.

В Палермо (Сицилия в ту пору подчинялась испанской короне) мастер создал превосходный поколенный портрет вице-короля Эммануила Филиберта Савойского (1624, Лондон, Картинная галерея Далвичского колледжа). Светлая фигура правителя Сицилии парадном позолоченном вооружении выступает на темном фоне, весь его облик проникнут властностью.

Портрет маркизы Елены Гримальди Каттанео. 1623

Основная деятельность Ван Дейка в Италии проходила в Генуе под покровительством старинных аристократических семей, для которых раньше работал Рубенс. Пребывание в Генуе стало триумфальным этапом в развитии его портретного искусства.

Основываясь на принципах парадных генуэзских портретов Рубенса, Ван Дейк создал блестящие обстановочные портреты-картины. Перед зрителем предстает романтизированный мир изысканной аристократической красоты, одновременно величественной и непринужденной. Несколько удлиненные в пропорциях фигуры в рост изображены на фоне пурпурных драпировок и массивных колонн роскошных генуэзских дворцов, их открытых природе террас. Прекрасны стройные женщины в тяжелых драгоценных платьях со шлейфами и больших воротниках из накрахмаленных кружев. Маркиза Паоло Адорно трижды позировала художнику. На одном из портретов она сидит в кресле рядом с маленьким сыном, нежным жестом касаясь его руки (Вашингтон, Национальная галерея искусства). Елена Гримальди, маркиза Каттанео в черном элегантном платье словно проходит перед зрителем. Над ее головой мальчик-негритенок держит красный зонтик (1623, Вашингтон, Национальная галерея искусства). Внутреннее оживление, душевный подъем угадываются в образе прелестной юной маркизы Бальби (1622—1623, Нью-Йорк, Музей Метрополитен).

Отдых на пути в Египет. 1630

Обогащенный итальянскими впечатлениями, Ван Дейк возвращается в Антверпен и в отсутствии Рубенса, занятого дипломатической деятельностью, практически становится первым художником Фландрии. Вдовствующая испанская наместница Изабелла назначает его своим придворным живописцем. Заказов так много, что художник, работавший исключительно быстро и много, вынужден обзавестись помощниками. Его картины, написанные на религиозные и мифологические сюжеты, сочетающие в своих истоках традиции Рубенса и Тициана, следуют канонам барочной живописи. Среди этих эффектных многофигурных композиций привлекает тонким лиризмом «Отдых на пути в Египет» (1630, Мюнхен, Старая пинакотека). Но по-прежнему господствуют портреты, которые обретают зрелость мастерства, становятся разнообразнее и глубже. Тщательная передача костюмов, сдержанного набора аксессуаров сочетаются с широтой свободного письма, утонченностью и благородством живописных решений. Объем портретных работ огромен, он включает парадные изображения сановников, вельмож, бюргеров, военных и полные живой естественности портреты друзей, собратьев по искусству, людей науки (например, портрет филолога и издателя Яна ван дер Ваувера, ок.1632, Москва, Государственный музей изобразительных искусств им. А.С. Пушкина).

Портрет Яна ван ден Ваувера. Ок. 1632

Богатство характеристик отличает также офорты Ван Дейка, составившие изданную в 1645—1646 годах Иконографию — сборник офортных портретов известных современников (мастер собственноручно исполнил полтора десятка изображений, для остальных он делал предварительные эскизы).

Портрет Карла I. 1637

После краткого посещения Голландии Ван Дейк в 1632 году уехал по приглашению короля Карла I в Англию, где при английском дворе, одном из самых блестящих и богатых в Европе, его ждала громкая слава. Карл I, тонкий ценитель искусства, назначает его главным королевским художником, дарует ему дворянское достоинство и золотую цепь рыцаря. Жизнь Ван Дейка в Лондоне почти также роскошна, как и у его вельможных заказчиков. Поздний брак с Мери Расвен, молодой фрейлиной королевы, вводит живописца в ряды чопорной английской аристократии. Чести позировать Ван Дейку добивается все высшее общество. Он пишет множество портретов короля, королевы Генриетты Марии, королевских детей.

Карл I, король Англии, на охоте 1635

В оригинальном по замыслу и великолепном по живописи портрете Карла I на фоне пейзажа принципы парадного изображения как бы смягчены, истолкованы более интимно. Король стоит в изящно небрежной позе, рядом слуга держит породистого коня (1635, Париж, Лувр). По словам известного исследователя Э. Гомбриха, король «является таким, каким он хотел жить в истории: образ непревзойденной элегантности, неоспоримого авторитета и высшей культуры, покровителя искусства, защитника божественного права королевской власти». Интересен тройной портрет, изображающий короля в профиль справа, в три четверти, и в фас (1637, Виндзор, Королевское собрание). Этот необычный портрет, предназначенный для создания Лоренцо Бернини скульптурного бюста, был послан ему в Италию.

Генриетта Мария с карликом сэром Джерри Хадсоном. 1633

Портретируя знатных особ, художник сглаживал их физические недостатки и подчас откровенно приукрашивал свои модели. Идеализация заметно коснулась женских портретов и в первую очередь образа Генриетты Марии. Ван Дейк написал двадцать портретов английской королевы. Один из ранних, исполненный с блестящим мастерством, подчеркнуто параден. Генриетта Мария в голубом атласном платье и широкополой черной шляпе стоит на лестнице, ведущей в сад. Свиту составляют любимцы: миловидный карлик и сидящая на его плече обезьянка (1633, Вашингтон, Национальная галерея искусства). Смышленый карлик сэр Джерри Хадсон привлек внимание королевы, когда вылез из пирога на одном из торжественных приемов.

По словам принцессы Софии, племянницы короля, прекрасные портреты Ван Дейка создали у нее выгодное представление о всех английских дамах. Когда же она в 1641 году встретила королеву, то была изумлена, увидев, что Генриетта Мария — «коротышка с длинными и тощими ручками, с одним плечом выше другого и торчащими изо рта, как бивни, зубами». Присмотревшись, принцесса убедилась, что у королевы «очень красивые глаза, прямой нос и восхитительный цвет лица».

Портрет детей Де Франки. 1627

Ван Дейк часто писал портреты королевских детей и отпрысков старинных аристократических родов. Совсем маленькие — трогательно прелестны, те, кто постарше, следуя придворному этикету, напоминают «маленьких взрослых». Но художник стремился подчеркнуть чистоту и обаяние их возраста.

Многочисленные портреты Ван Дейка воссоздают атмосферу английского двора накануне революции 1648 года, приобретают значение бесценных исторических и художественных документов. Они не все равноценны. Среди помпезных, сияющих красками придворных изображений встречаются более строгие, правдивые образы, отмеченные содержательным психологизмом.

Портрет леди Дигби (Благоразумие )

Постепенно творчество Ван Дейка приобретает черты холодной импозантности, внешней декоративности, ощущение внутреннего тока жизни, исходящего от его образов, контакт со зрителем сменяются скованностью позирующих фигур. Появляются ранее чуждые мастеру аллегорические ассоциации и символические намеки. Так, в своем портрете леди Дигби олицетворяет Благоразумие (Виндзор, Королевское собрание). Работа над множеством заказов приобрела в мастерской Ван Дейка приметы четко организованного производства. Приятель живописца кёльнский банкир Эберхард Ябах (его портреты находятся в Эрмитаже) рассказывал, что Ван Дейк работал над несколькими портретами, уделяя каждому заказчику сеанс в день, длившийся не более часа, и оставляя исполнение одежды, аксессуаров, фона своим помощникам; знаменитые вандейковские руки писались с восковых моделей. Хотя на втором сеансе Ван Дейк столь же быстро заканчивал портрет, подобный метод работы не мог не привести к изобразительным штампам.

Трудно судить, насколько художник с его творческими амбициями осознавал наступающий политический кризис монархии Стюартов. В последние годы жизни он был охвачен честолюбивыми проектами крупномасштабных декоративных работ (цикл шпалер для дворца Уайтхолл в Лондоне, завершение после смерти Рубенса больших исторических картин для испанского короля, росписи главной галереи Лувра). Он совершил две поездки в Париж. Потерпевший неудачу во всех своих замыслах, больной художник вернулся в Лондон и вскоре умер. По его завещанию он был похоронен в лондонском соборе Святого Павла. Через год после смерти Ван Дейка в Англии началась гражданская война.

Леди Элизабет Тимбелби и Дороти, виконтесса Андоверская. Ок. 1637

Влияние Ван Дейка на европейскую живопись было всепроникающим и длительным. Он стал основателем английской школы портрета, достигшего исключительного расцвета в XVIII веке.

Татьяна Каптерева