20.07.2008
Публикации

Питер де Хох (1629 — после 1684)

В XVII столетии повседневная жизнь открыто вошла в искусство Голландии. Бытовая живопись породила разные типы картин. Небольшие плотна Питера де Хоха были посвящены неторопливому течению жизни в уютных стенах городского дома. Однако художник не сразу нашел свою тему.

Питер де Хох родился в Роттердаме в семье каменщика, учился живописи в Харлеме у пейзажиста Николаса Берхема. Как и все голландские живописцы, он должен был искать источник существования, поэтому молодой художник работал камердинером у богатого торговца сукном Юстуса де ла Гранжа. Сопровождая хозяина, он посетил Лейден, Гаагу, Амстердам и, наконец, в 1655 году Делфт, где де ла Гранж надолго обосновался. Здесь Хох женился на дочери владельца фаянсовой мастерской, был принят в гильдию живописцев Святого Луки и тем самым приобрел право самостоятельно заниматься живописью. Однако его зависимость от де ла Гранжа сохранилась.

Работе Хоха в Делфте предшествовали его искания в области бытовой картины. Еще в Харлеме он познакомился с распространенными в то время изображениями из жизни военных, их непритязательного досуга и развлечений. Тяготевшие к занимательному рассказу, забавным подробностям, невысокие по вкусу картины пользовались успехом. Им отдал дань и молодой Питер де Хох.

Работая в Делфте, Питер де Хох к этому развлекательному жанру уже не возвращался. Делфтский период (1655—1660) стал временем его творческого расцвета.

Тихий и процветающий Делфт, который славился своим сине-белым фаянсом, стеклом и коврами, был художественным центром, куда стекались многие художники из других городов. В жанровой живописи Голландии особое место занимала делфтская школа с ее смелыми поисками интерьерного пространства, освещения и колорита. В Делфте работали такие замечательные мастера как Карел Фабрициус, Эммануэл де Витте и великий голландец — Ян Вермер. Испытавший в разной степени их влияние Питер де Хох стал одним из главных представителей делфтской живописной школы.

Служанка с ребенком во дворике. 1658

В его картинах сцены семейной жизни происходят в опрятно убранных комнатах и небольших ухоженных двориках. Главные героини — женщины, хлопотливые хозяйки, заботливые матери и аккуратные исполнительные служанки. Отсутствует активное действие, ситуации обыденны, персонажи прозаичны, иногда их лица не видны. Сюжеты картин крайне просты: женщина вышла из полутемной каморки и протягивает маленькой девочке кувшинчик с молоком ("Чулан", 1658, Амстердам, Рейксмузеум), служанка за руку с девочкой спускается во дворик из хозяйственной пристройки, другая женщина задержалась в проходе на улицу ("Служанка с ребенком во дворике", 1658, Лондон, Национальная галерея), женщина и трое мужчин чинно играют в карты в просторной комнате, залитой светом, который идет из окна и открытой двери ("Игра в карты", 1658, Лондон, Бекингемский дворец).

Интерес художника сосредоточен не на углубленной характеристике персонажей и разнообразии предметов. Он стремится связать фигуры людей в неразрывное единство с их окружением, с обжитом ими, напоенным светом и воздухом, пространством. Окна и двери образуют глубинные просветы из комнаты в комнату, в дворики и узкие проходы на улицу. Обрамление окон, притолоки и пороги дверей образуют как бы рамы, обрамляющие, «кадрирующие» эти просветы. Взгляд зрителя не упирается в глухую стену. Даже в дальних полутемных помещениях пробито небольшое ярко освещенное оконце. Действие обычно происходит на открытом воздухе или в полутени комнаты. Золотистые тона оттенены чистыми пятнами красного, синего, лимонно-желтого цвета.

Хозяйка и служанка. Ок. 1660

Одна из самых известных картин Хоха «Хозяйка и служанка» (ок. 1660, Санкт-Петербург, Государственный Эрмитаж), где в мощеном дворике занятая вышиванием пожилая хозяйка выслушивает служанку, которая в начищенном до блеска медном ведре принесла купленную рыбу. Все сияет чистотой, повсюду царит порядок, каждый камень кирпичной стены дома, ромбовидный черно-белый узор пола, перекладины дворовой ограды проработаны аккуратно и тщательно. Открытая калитка ведет в маленький сад и далее на улицу, на берег канала с прогуливающейся парой. На другой стороне канала виден кирпичный фасад большого типично голландского дома. Художник вводит в бытовую картину мотив городского пейзажа, развитый в делфтской школе.

Оттенок некоторой сухости в строго построенных картинах мастера искупается обаянием превосходной живописи, поэзией будней.

После того как де ла Гранж эмигрировал в Америку, Питер де Хох поселился в Амстердаме. Работая по заказам городского патрициата, художник переживает творческий упадок. Он пишет праздные компании дам и кавалеров в пышных интерьерах дворцового типа. Богатые покои заполняются множеством предметов, террасы открыты в сады, наивно подражающие французским паркам. Палитра утратила теплоту и живость красок.

Зал Совета бургомистров в ратуше Амстердама. 1660-е

Питер де Хох иногда использовал для своих картин архитектурные мотивы амстердамской ратуши. Огромное здание, которое в 1648—1655 годах построил Ян ван Кампен в духе голландского классицизма, было крупнейшим для этого типа общественных сооружений в Европе. Величественный интерьер с залом Совета бургомистров охватывал несколько этажей. Изображение этого зала Питером де Хохом принадлежит к числу его немногих удачных поздних произведений. Он проявил здесь присущее ему чувство архитектурного пространства и его организации. Картина интересна и тем, что она запечатлела первоначальный вид недавно открытого зала.

Художник изобразил все исключительно точно: в центре мраморный камин и стол перед ним, за которым сидели бургомистры, обои в голубую и розовую полоску на большей части стен, на окнах — красные деревянные ставни, открывающиеся вовнутрь, черно-белый узор мраморного пола. Только нависающий красный занавес на первом плане стал здесь декоративным, украшающим мотивом. Он почти целиком закрыл над камином большую картину из римской истории, но усилил общее торжественное впечатление.

До того, как было открыто искусство Яна Вермера, Питеру де Хоху отдавали первое место среди жанристов, мастеров интерьера.

Татьяна Каптерева