24.07.2008
Публикации

Джошуа Рейнолдс (1723 — 1792)

Выдающийся портретист, теоретик искусства, первый президент Королевской академии художеств Джошуа Рейнолдс занимал важное место в английской культуре второй половины XVIII столетия. Его влияние на формирование национальной школы живописи было огромно. Именно он окончательно сформулировал академическую доктрину «большого стиля». Его идеи легли в основу академического образования. Как один из ярких деятелей искусства эпохи Просвещения он стремился соединить в своей живописи тягу к репрезентативности, идеальной возвышенности образов с требованиями естественности и простоты. Портреты, принадлежащие кисти Рейнолдса, отражают различные стороны его творческих интересов.

Три грации, украшающие герму Гименея. 1773

Наследие мастера отличается редким художественным разнообразием. Во время путешествия по Италии (1750—1752), потрясенный мощью микеланджеловской формы и колоризмом венецианских мастеров, он решил попробовать сочетать в своем искусстве высокие принципы классики с традициями национальной английской живописи. Портретист, грезящий об исторических полотнах, он пытался подойти к жанру портрета, отличавшемуся в Англии особенной интимностью, трепетностью и тонкостью характеристик, с позиций исторической картины, как она понималась академической традицией. В ранних работах мастера ощущается увлечение Рембрандтом с его темно-медовым колоритом, сложными светотеневыми эффектами и стремлением проникнуть в мир душевных переживаний модели. После возвращения из Италии в портретируемых персонажах отчетливо прочитываются античные или ренессансные прототипы. Модели теперь часто рядятся в образы мифологических героев, художник дает их в окружении античных статуй, ваз, аллегорических персонажей. Их одежды приобретают некие общие антикизированные черты, но сохраняют отдельные детали современной моды. В такого рода платья одеты и сестры Монтгомери, уподобленные трем грациям ("Три грации, украшающие герму Гименея", 1773, Лондон, Галерея Тейт). Портрет, заказанный женихом одной из сестер по случаю свадьбы, отличается ясностью замысла и воплощения. Разворачивающееся по диагонали движение плавно, словно подчиняясь танцевальному ритму, передается от одной фигуры к другой. Колорит картины, основу которого составляет карминно-красный цвет, смягченный теплыми охристыми тонами, создает приподнятую атмосферу праздника. В лицах, отличающихся белизной кожи и свежим румянцем, составляющими особую гордость англичанок, художник стремится уловить некое сходство с профилями античных статуй. Но вместе с тем он сумел передать здесь ощущение некоей игры или домашнего представления, в котором участвуют эти молодые, пышущие здоровьем девушки, что делает этот холст удивительно человечным, наделяя его свойственной юности непосредственностью.

Портрет сестер Уолдгрейв. 1780

Для портрета сестер Уолдгрейв (1780, Эдинбург, Национальная галерея Шотландии) Рейнолдс избрал традиционный для английской живописи жанр «разговорной картины». Он изобразил их сидящими вокруг стола и занимающимися рукоделием. Но в его исполнении житейская сцена лишается обыденности. В отличие от Хогарта, он стремится приподнять своих героинь над повседневностью. Полные обаяния молодости леди одеты в белые парадные платья, их головы украшают высокие, торжественные прически, фигуры помещены на фоне тяжелого занавеса, двух мраморных колонн на высоком каменном парапете и пейзажа, открывающегося на заднем плане.

Полковник Бенестер Тарлтон. 1782
Портрет Сарры Сиддонс в образе музы Трагедии. 1784

Самым известным произведением Рейнолдса, исполненным в «большом стиле», стал "Портрет Сарры Сиддонс в образе музы Трагедии" (1784, Сан-Марино, Калифорния, Художественная галерея Хантингтон). Именно в нем художник наиболее последовательно воплотил свои идеи. Ему представлялось, что целью художественного творчества является моральное совершенствование человека через обращение к возвышенным и благородным темам и героям. Соединяя современное искусство с классикой, он пытался в наибольшей степени приблизиться к бессмертному идеалу. Мастер создал величественный образ своей знаменитой современницы, изобразив ее в облике музы Трагедии, восседающей на массивном троне, вознесенном на облаке. Ее жест напоминает микеланджеловского пророка Исайю. Позади статной фигуры актрисы помещены аллегорические персонажи, символизирующие Отчаяние и Милосердие. Возвышенная театральная патетика созданного мастером образа в данном случае позволила донести до зрителя суть и характер таланта великой английской актрисы.

Леди Кокбурн и три ее старших сына. 1773

Однако творчество Рейнолдса не было ограничено строгими рамками неоклассицизма. Как всякий большой художник он выходит за пределы какого-то определенного стиля. Именно кисти этого поборника и одного из создателей академической доктрины принадлежат портреты, исполненные высокой концентрации чувств и интеллекта, при этом лишенные всякой помпезности, желания «поднять» образ за счет античных аллюзий. Напротив, эти произведения, в которых Рейнолдс достигает большой художественной силы, окрашены теплотой личного отношения мастера к своим героям.

Портрет Нелли О’Брайен. 1763

К этому же кругу вещей относится шедевр мастера — "Портрет Нелли О’Брайен" (1763, Лондон, Коллекция Уоллес). Известная красавица, чьи любовные истории волновали в свое время весь Лондон, изображена сидящей в залитом солнцем саду. Она позирует с изяществом и пленяющей простотой. Глубокий взгляд темных глаз направлен на зрителя, наполняя портрет шармом непосредственного общения с умной и очаровательной моделью. Художник с наслаждением пишет пронизанные светом ткани на ее пышной, многослойной юбке, завитки шерсти прелестной болонки, уютно устроившейся на коленях хозяйки, он видит многочисленные рефлексы золотистого и розового тонов на нежной коже шеи и лица, затененного широкополой шляпой. Тающие в потоке солнечного света очертания фигуры, рук и лица кажутся окутанными вибрирующим воздухом. Выдающиеся живописные качества этого полотна предвещают более поздние искания мастеров пленэрной живописи.

Амур, развязывающий пояс Венеры. 1788

Рейнолдс славился и своими детскими портретами. В лучших из них ему удавалось передать не только внешнюю прелесть пухленьких младенцев, очарование нежных детских головок в золотых кудряшках, но проникнуть в особенности детской психологии поведения, точно схватывая движения и позы, говорящие о характере его маленьких моделей.

Младенец Геракл, удушающий змей. 1786—1788

Колористический и композиционный дар художника проявился и в двух поздних работах, хранящихся ныне в Эрмитаже, — «Младенец Геракл, удушающий змей» (1786—1788) и «Воздержанность Сципиона Африканского» (1788—1789). Они были заказаны Екатериной II и князем Потемкиным. Первая служила аллегорией молодой, набирающей силу России, а вторая намекала на добродетельность всесильного фаворита императрицы. Обе картины являются примером исторического жанра в творчестве мастера и поражают широтой и свободой письма, красотой насыщенного цвета, в особенности коричневато-красной гаммы, композиционной изобретательностью, которые проявил старый, уже начинающий быстро терять зрение мастер. Это были последние его произведения.

Татьяна Воронина